Лозунг «Искусство в массы»

Время чтения: 2 минут(ы)

Плакат был наиболее благополучной областью советской рекламной графики. А северная тема в рекламной продукции нашей страны более чем уместна.

Широко известные конфеты «Мишка на Севере», папиросы «Север», «Норд» и еще несколько клишированных названий, производных от «Севера» либо сопрягающихся с ним (например, «Полярный», «Северное сияние» и пр.) закрепляют в нашем сознании представление о России как о северной стране с бескрайними просторами.

— Никто не сомневается в художественно-воспитательной роли плаката, журнальной и книжной обложки. Но разве такую же точно, только в большей степени, роль не играет, например, папиросная коробка? Или конфетная обертка? Или обертка для мыла, или поверхность других предметов массового потребления?

— Я знаю, иные усмехнутся: папиросная коробка — в качестве средства для поднятия художественной культуры! Но повторяю: да, и папиросная коробка. Ведь именно здесь, в области массового потребления, и господствует ужаснейшая пошлость, загрязняющая и отравляющая массовые восприятия. Но ведь эта пошлость играет идеологическую роль, она воспитывает вкус массы. Иной раз не можешь понять, чем объясняется успех отвратно-мещанских образцов в живописи. Только в конфетной обертке начинаешь постигать, где корни массовой безвкусицы, — так анализировал ситуацию в промграфике малых форм критик В. Полонский .

Новым словом в советской рекламе 1920-х гг. стали агит- и реклам-стихи, наиболее удобны были короткие четверостишия .

Лозунг «Искусство в массы» трактовался как возможность ввести искусство в обиход каждодневной жизни, сделать его неустранимым спутником быта с помощью этикетки или папиросной коробки. Вместе с тем всеобщая неподготовленность к восприятию нового искусства основной массы населения, в том числе и непосредственных заказчиков, в значительной степени затрудняла активный переход к новым художественным формам в печатной рекламе. Это привело к тому, что высокий художественный и профессиональный уровень рекламной графики, особенно в экспортном варианте, зачастую соседствовал с засильем серости и компиляции в массовой рекламе.

спичечные Этикетки из серии «Арктика» 1956. Фабрика «Пролетарское знамя» Ленинград

В целом художественная панорама российской прикладной графики первого послереволюционного десятилетия представляла довольно сложную картину, обусловленную социальной ориентированностью политической агитпропаганды и коммерческой рекламы.

В 1932 г. вышло постановление ЦК партии о плакатно-картинной продукции.

«Ка­ково лицо плакатной продукции? Как сумели художники своими специфическими средствами агитировать за овладение техникой выполнения промфинплана, осуществить показ героев социалистического труда?»

Подобные вопросы пытались выяснить идеологи от искусства, переводя на свои рельсы лучших художников в борьбе за создание магнитостроев искусства».

Риторической основой тоталитарной идеологии стали установки:
«Активность — это лозунг на сегодня. Главный признак плаката — его напряженнейшая целесообразность. Его массовость — второй признак. Целеустремленная массовость — имя плаката. Агитация — это организация подъема „душевной“ деятельности, влекущего за собой немедленное действие. Пропаганда — это апелляция к рассудку, закрепление достигнутого планомерной работой».