Хозяева тундры: Долганы

Долганы – одна из титульных и многочисленных народностей Таймырского Долгано-Ненецкого района Красноярского края – здесь их проживает более 5000 человек – и самая молодая, она сформировалась в течение XVIII–XIX вв. Маршруты сезонных кочевий долганских оленеводческих хозяйств значительно короче, чем у энцев, ненцев и нганасан. Долганы произошли от трех основных народов: затундренных русских крестьян, якутов и эвенков, – это отразилось на их культуре и быте. У исконных долган светлые глаза, они, как и русские, очень высокие и носатые. Так их описывал еще Нансен.

Традиционные занятия долган – кочевое оленеводство, охота, пушной промысел и рыболовство. Сегодня еще есть долганы-оленеводы, кочующие по Хатангскому району, но многие представители этого народа стали городскими жителями. Современные условия жизни оказались таковы, что коренным пришлось перейти на оседлый образ жизни. Только у долган можно встретить уникальный костяной календарь – пааскал, – с зазубринами, соответствующими 12 месяцам годичного цикла и дням в каждом из месяцев.

Полноценно исследовал долган еще в 30-е гг. прошлого века этнограф Борис Долгих. его дело продолжили Андрей Попов, Галина Грачева, Виктор Васильев и другие этнографы. По вероисповеданию долганы – православные христиане, но при этом сохранили давние традиции языческой веры. Защитниками людей от злых духов и посредниками между людьми являлись у долган ойуны – шаманы; в религии долган имело место почитание хайтанов – оберегов. Самая старая долганская парка, ровдужная, хранится в Кунсткамере в Санкт-Петербурге. Она сделана из оленьей замши, окрашена природными красками в охристо-красноватый цвет, орнаменты также сшиты из природных материалов. Потом появляется меховая мозаика, тканевая.

У долган несколько видов одежды, только праздничной у женщин около двадцати. Традиционные накосники в XX в. женщины поменяли на яркие павлово-посадские платки. По ним-то на современных праздниках и можно сразу отличить долган от других народов Таймыра. В одежде используют свои элементы, результат меновой торговли у женщин появляются русские павло-посадские платки, бисер и множество украшений, зачастую якутские. Оленьи унты, в которых долганы, и вообще жители Севера, сегодня ходят по городским дорогам, – урбанизированный вариант традиционной обуви коренных народов. У долган они называются гуруми. Гуруми были высокие – практически до бедра. Выше тепло сохраняла распашная суконная парка, подбитая мехом песца, лисицы или зайца.

У долган несколько типов жилища. Голомо, или ураса, – это конусообразный шалаш, покрытый дерном и берестой. Строили они и стационарные бревенчатые дома; затем появились балки, напоминающие вагончики, – для передвижения по тундре зимой, их северянам привозили и продавали русские купцы. В балке есть печка, окна, внутри он обит веселых расцветок ситцем, тоже свидетельством обмена с купцами. Летом оленеводы уходят в Арктику вслед за оленями, которым нужна прохлада, спасающая от мошки. И вот тут используется легкий чум, его несложно перевозить с места на место на новые пастбища.

Основные блюда у всех северян похожи: строганина из мороженой рыбы и мяса, сагудай из свежей рыбы и, конечно же, мясо и рыба вареные, жареные, вяленые. Конечно, долганы запасаются на зиму ягодами, раньше было принято есть их с оленьим молоком. А вот грибы аборигены Таймыра не признавали долго.

«Долганы разговаривают на своем, долганском языке, который относится к группе тюркских (некоторые исследователи считают долганский диалектом якутского)». Изначально это был бесписьменный язык, но к концу 1978 г. поэтесса, писатель и журналист Огдо Аксенова подготовила проект долганского алфавита, и вскоре вышел первый долганский букварь. Знаменит (и не только на Таймыре) разносторонний художник Борис Молчанов, – его аутентичные полотна на старых нюках можно увидеть в Таймырском доме народного творчества. Художник работал также в жанрах графики и акварели, делал гравюры, портреты и пейзажи, обучал детей резьбе по дереву и чеканке.

Неизменным успехом на различных выездных фестивалях пользуются расшитые бисером уникальные костюмы, выполненные учениками преподавателя Норильского колледжа искусств елены Сотниковой. Составленная ею коллекция одежды, сочетающая в себе современность и традиции декоративно-прикладного творчества долган (и других коренных народов Таймыра) позволила создать при НКИ необыкновенный театр моды «Бараксан». Культурные традиции народов Севера, которые стараются сохранить на декоративно-прикладном отделении, востребованы.

Именно долганы адаптировались к новой городской среде легче и быстрее, чем другие народы Таймыра: не зря предками этноса были русские затундренные крестьяне.

Жители городов уверены, что аборигены Таймыра до сих пор ездят исключительно на оленьих упряжках, обитают в чумах и вместо докторов обращаются за помощью к шаманам. Между тем многие представители коренных давно урбанизировались и стали точно такими же врачами, инженерами, учителями, как русские, украинцы, белорусы и так далее. Большая цивилизация в лице советской власти выдала народам Таймыра карт-бланш в виде возможности получить любое образование. При этом коренные считают, что надо держаться традиций, – чтобы сохранить самобытность.

Населяющие Таймыр коренные народы по-разному переводят название своего края. Например, одна из долганских версий – «туой муора» – означает «воспеть тундру», другая – «тымыр» – это «артерия, кровеносный сосуд». Ненцы ведут топонимику от слов «тай» – «таймень» и «мыры» – «вода со снегом». «Тай» означает еще и «лоб, плешь», отсюда другое значение – голая тундра с островками леса. Название полуострова с нганасанского языка переводится как «страна оленьих следов» – «тай мирэ». С высоты птичьего полета он как будто украшен узорами-орнаментами оленьих троп.

Предки тунгусов называли этот край топонимом «тамура» – «дорогой, ценный». И действительно, полуостров сокровищ Таймыр, кроме уникальных месторождений, флоры и фауны, может удивить живущими здесь коренными народностями, сохранившими самобытную культуру

Традиционный образ жизни коренных народов сохраняется в глубинке. Приезжие бывают потрясены, если им удается попасть туда в День оленевода (что не просто, в большинство поселков только вертолетом можно долететь) и увидеть «чумработницу» (так называли в советские времена жен оленеводов). Глава семейства неподалеку участвует в гонках на оленьих упряжках в надежде получить главный приз – снегоход от «Норникеля». Жены оленеводов трудятся с раннего утра до поздней ночи: готовят, выделывают оленьи шкуры, шьют национальную одежду для всей семьи. Это очень кропотливое и затратное по времени занятие. Действие происходит где-нибудь далеко от поселков, посреди тундры, в маленьких передвижных балочках-домиках. Мужчины пасут оленей, охотятся и рыбачат. Рядом с папой и мамой всегда – дети дошкольного возраста. Старшие учатся в интернатах и приезжают в поселки на каникулах. А вот камлающего шамана сегодня можно увидеть только в фольклорной постановке на празднике или на концерте в Дудинке, на картинах художников, а также на панно и сувенирах студентов декоративно-прикладного отделения Норильского колледжа искусств.

Север – разный, и люди там живут разные. В его сердце – на полуострове Таймыр – много нехоженых мест, необъяснимых явлений и наверняка еще будут открытия, которые изумят весь мир.

по материалам выставки и одноименного каталога «Книга Севера»