Хозяева тундры: Энцы

Исследователи истории энецкого народа отмечают, что энцы – потомки древнесамодийского этноса, жившего на юге Сибири. Под воздействием более сильных соседних этносов (в первую очередь древнетюркского) самодийский этнос раскололся на отдельные народы и этнические группы, которые по ряду причин были вынуждены покинуть родные места и переселиться в глубь западносибирской тайги, а затем в лесотундру и тундру. Более воинственные тюркские группы постоянно нападали на эти народы (враждовавшие и между собой) и оттесняли их из этих мест. Сначала в Западную Сибирь, потом на Север. А здесь оленные люди ненцы, которых было больше и которым были нужны пастбища, постоянно нападали на энцев и двигали их дальше на Север. В XVII в. на землях древнего и самого многочисленного энецкого рода Могади был построен знаменитый острог Мангазея, который на несколько десятилетий стал важнейшим опорным пунктом русских в освоении севера Сибири. И опять энцам пришлось отступать дальше на Север. Считается, что кланово энцы проживают только на Таймыре. В 2010 г. во время переписи на Таймыре насчитали 227 энцев, сегодня их чуть около 190. Число очень спорное, – местные считают, что в советские времена многих энцев ошибочно переписали на ненцев. Энцев восстановили в правах только при Брежневе.

В одежде народов Севера нет ничего лишнего – все обусловлено потребностью выжить в сложных условиях. Энцы испокон веков считались промысловыми людьми, занимались охотой, рыбалкой, оленей использовали только как транспорт. А вот ненцы – по большому счету оленеводы, что разграничивает особенности быта двух похоже звучащих народов. Ненцы стоят стойбищами по пять чумов, а энцы – всегда по одному, редко когда по два-три, потому что промысловые точки у них расположены по разным местам. Чум у энцев представлял из себя конусообразное сооружение почти на полста шестов, сверху покрытых нюками (стрижеными оленьими шкурами), с диаметром круга около 6 метров. Внутри стояла печка-буржуйка, по обеим сторонам которой располагались спальные места. В таком чуме легко размещались муж, жена и пять детей, а за печкой оставалось место еще и для дедушки. «Язык энцев принадлежит к группе самодийских языков, куда входят ненецкий, нганасанский, селькупский языки. Самодийские языки являются самостоятельной ветвью уральской языковой семьи, другую самостоятельную ветвь которой образуют финно-угорские языки»

по материалам выставки и одноименного каталога «Книга Севера»