Хозяева тундры: Эвенки

Эвенки – потомки жителей тунгусского государства Золотая империя. Старое название – тунгусы – возникает еще у первых исследователей северных земель. Когда империю разгромили войска Чингисхана, часть тунгусов ушла на север. Минули века, но эвенки продолжают хранить обычаи предков. В настоящее время 30 тысяч эвенков проживает в России, 20 тысяч – в Китае, 3 тысячи – в Монголии. На Таймыре эвенков порядка 300 человек, местом своего обитания они выбрали берег Хантайского озера.

«Хантайские эвенки-таежники пришли сюда в основном из Эвенкии через горы Путораны, – рассказывает Татьяна Болина-Укочёр, главный специалист по эвенкийской культуре Таймырского дома народного творчества, руководитель этно-фольклорной группы “Юктэ”. – Эвенков разбросало по разным городам и весям потому, что почти одновременно с Киевской Русью пало под копытами конницы Чингисхана государство Золотая империя, жителями которого являлись тунгусы. Они потеряли прародину и в настоящее время проживают в Китае, Монголии, восточной части России, в Эвенкийском автономном округе, поселке Совречка Туруханского района, поселке Хантайское Озеро на Таймыре, частично в поселке Потапово. Все они хранят обычаи предков».

Эвенки, как и другие коренные жители Таймыра, жили в чумах, зимой покрытых шкурами оленей, летом – ровдугой (замшей). Другой разновидностью летнего жилища было голомо, покрытое берестой, которая не гниет и не пропускает воду. Чум они считают самым экологичным жилищем, потому что когда дым идет, он делает круговорот и вылетает в отверстие наверху. Чум гораздо лучше палатки, так как в нем больше воздуха, лучше тяга, а значит есть возможность просушить одежду, в доме дольше держится тепло. Энецкие чумы меньше, чем ненецкие, потому что они таежники – мобильно по тайге ездили, зимой на санках, а летом скакали верхом на оленях. Не зря в народе есть поговорка: тунгус ловок и вёрток. Эвенки охотятся на лося, бурого медведя и даже рысь, активно используют оленя в верховой езде – от этого их парки короче, чем у других представителей территории.

У эвенков была своя методика профилактики и лечения болезней, так как аптек в тундре не было. Они пили медвежью желчь, настой березовой чаги при больном желудке, морошка помогала при диарее, брусника – при давлении, салом медведя растирались при простуде, даже материнское молоко служило лекарством.

Собственно, в тундре, как в большом гипермаркете, все было под рукой. Только «товар» бегал, плавал и летал. Нужно было поймать оленя, чтобы выделать шкуру и сшить сумки для хранения вещей и продуктов. Мелко настрогать мерзлый тальник, чтобы использовать полученные мягкие и белые стружки в качестве салфеток. Потратить часы, месяцы и годы, чтобы нашить одежды из оленьих шкур для всех членов семьи.

«коляски» для грудных детей у эвенков были своеобразные. когда родители кочевали с места на место, по одну сторону седла привязывался мешок с вещами, по другую – люлька с ребенком. Так он и путешествовал по горам, по холмам, а когда вставал на ноги, довольно быстро осваивал правила самостоятельной езды.

Эвенкийский относится к группе тунгусо-маньчжурских языков. Их предки полагали, что мир состоит из трех миров. В верхнем ярусе верхнего мира располагаются солнце, луна, звезды. Солнце имеет облик женщины, от него зависит смена времен года. Среди звезд эвенки, прирожденные охотники и оленеводы, – особенно выделяли Полярную звезду, Большую и малую Медведицу, Млечный путь считали «следами космической охоты». Во втором ярусе все как на земле – стойбища, поселки пастбища и охотничьи угодя, болота и реки. «На третьем ярусе живет Энекен Буга. Эвенки представляют ее в виде сгорбленной старухи с добрым лицом, которая в одной руке держит целый мешок шерстинок – человеческих душ, а в другой – одну шерстинку-душу, чтобы подарить ее кому-нибудь из людей. Одета она в платье из ровдуги, волосы ее зачесаны назад. Каждый день Энекан Буга обходит свои владения». Нижний мир – земля умерших, средний – наша земля.

Самый известный в мире эвенк – следопыт Улукиткан (его сравнивают с Дерсу Узала), проводник писателя-геодезиста Григория Федосеева. Благодаря Улукиткану топографы стерли многие белые пятна на карте Восточной Сибири. И на советских экранах появился триллер «Злой дух Ямбуя», лидер кинопроката 1977 г., получивший премию Джека Лондона. Снятый по повести Федосеева фильм, основанный на реальных событиях, рассказывает про медведя-шатуна, который воровал людей и снимал с них скальп. Выследить и поймать его смог маленький тщедушный старичок-эвенк.

по материалам выставки и одноименного каталога «Книга Севера»