Самоизоляция на Путорана. 1984 год

Олег Крашевский
@putoranatour

Олег Крашевский – человек уникальный. Он коренной норильчанин (во втором поколении) и настоящий патриот Норильска, по образованию биолог-охотовед, а еще -предприниматель, эколог, этнограф и создатель первого в России частного национального парка в уникальном месте вокруг озера Лама на плато Путорана. Когда-то, когда Крашевский работал в НИИ сельского хозяйства Крайнего Севера, именно благодаря его исследованиям и работам его коллег государство внесло плато Путорана в число государственных заповедников и заинтересовалось судьбой снежного барана (баран спасен и успешно размножился).


Плато Путорана

Плато Путорана


Еще одно проявление разносторонней личности Олега Крашевского официально называется биоэнергетикой, а в народе – шаманизмом. Нганасаны и часть долган Таймыра считают Олега своим и называют «белым шаманом». Многие годы жители тундры, представители коренных народов передавали Крашевскому культовые обереги, домашних идолов, другие предметы шаманского культа. Так постепенно сложилась личная коллекция редких и мистических артефактов древнего народа нганасан, и появился частный этнографический музей Олега Крашевского.



Шайтан-гора напротив базы на Плато Путорана

Большинство современных жителей мегаполисов привыкли к бестолковым тусовкам и непрерывному общению – в офисах, магазинах, метро, в ресторанах и барах, где никто друг друга не знает. Но если человек самодостаточен – отсутствие общения вполне выносимо. Самодостаточному есть о чем подумать, есть о чем вспомнить, есть что осознать.


В яркой жизни Олега Крашевского был период почти 9-месячной командировки в  изоляции в 250 километрах от Норильска. Чтобы читатель мог представить жизнь в той, северной изоляции, опишем условия:

—температура зимой – от минус 40 до минус 70 (мороз 40-45 считался нормальной погодой)

—полярная ночь (все 9 месяцев командировки)

—жилая площадь – комната 3×4 метра (чем меньше – тем легче отапливать)

—освещение – лампа-летучая мышь (электричества не было)

—средство связи – рация

—сеансы связи с институтом – раз в три дня (экономили аккумуляторы, подзарядить их было нечем)

—пешая дистанция в день – 20-40 километров (снегоход только в крайнем случае)


Подготовка к зимовке

на базе


Мы расспросили Олега, как это было.

— Мы, я и мой полевой напарник Вовка Ларин, москвич, выпускник МГУ, потомственный зоолог были друзьями и уже ездили вместе в экспедиции. Затем долго добивались, чтобы нас отправили изучать снежного барана в восточную, абсолютно безлюдную часть плато Путорана. Уехали мы туда в августе 1984, а вернулись в мае 1985. То есть, провели на плато самые холодные месяцы – осень, зиму, полярную ночь.

— Коробку со стеклами для керосиновых ламп из домика кто-то спер. Поэтому из освещения у нас осталась только лампа – «летучая мышь», а светит она очень тускло. Лампочка в 40 ватт гораздо-гораздо ярче. Но главной проблемой той экспедиции оказался голод. Продуктов мы с собой взяли, но за четыре месяца до конца командировки они закончились. Основной расчет был на то, что зимой пойдут олени. С собой имелся карабин и лицензия на охоту. Да и научная работа предполагалась в том числе и по оленям. Но именно в тот год олень обошел местность за 50 км. Иногда проскакивали одиночки, но мы так и не смогли добыть ни одного.


подготовка к зимовке

подготовка к зимовке


— Однажды, уже в ноябре я отобрал добычу у волков. В 20 километрах от нашей базы я увидел, что волки задрали оленя, но съесть успели только печень. От туши шел пар. Почти полная темень, ночь не лунная, а пасмурная. Если собака отбегала на несколько метров – она будто растворялась в темноте. Я отогнал от туши двух волков и потащил оленя домой. Волки пошли за мной. Моя лайка стала жаться к ногам и поскуливать. Навсегда запомнил момент у обрывистого берега в излучине реки: до обрыва было метров 50, когда впереди меня завыл матерый самец волка, а позади меня метрах в ста завыла сука. Но у меня был с собой карабин. Я издал истерический вопль, выстрелил в одну сторону, в другую, и волки отступили. Вообще, волки редко нападают на человека. До 2000 года не было ни одного официально-зарегистрированного случая нападения волков на людей. Разговоров, как «у костра только валенки остались» – много, а по факту волки с человеком не связываются.


подготовка к зимовке

подготовка к зимовке


— Тот олень и был единственным мясом, которое мы с Лариным ели за всю зиму. Ну, и переловили всех зайцев в округе. После 10-го зайца зайчатина шла тяжело. Зато напали на рыбное место, и благодаря рыбе нам не пришлось есть собак. Правда, после той зимовки я много лет рыбу есть вообще не мог. Не мог даже смотреть в ее сторону.

— Мы еще и в горы поднимались. При таких морозах ни о каких горнолыжных ботинках речи не шло. То, что пишут на обуви современные производители, что они «выдерживают t до минус 40 градусов» – не находит подтверждения в жизни. При низких температурах спасают только валенки!


— За 9 месяцев пребывания в условиях изоляции мы с Лариным ни разу не поссорились. Понимали, что сцепиться в таких условиях просто опасно. Пару раз, может, были какие-то мелкие противоречия, но как-то перемолчали, махнули рукой и жили дальше.

— Результат экспедиции – защищенная первоклассная диссертация и дружба на многие годы. А в институте наша научная командировка отнюдь не считалась чем-то героическим.


(продолжение следует)