Мангазея. Часть 1

Время чтения: 2 минут(ы)

Первые русские северяне-полярники, добравшиеся до новых территорий вдоль Карского моря, «ожились» и даже породнились с аборигенами, представителями малых северных народов. Землепроходцы селились по низовьям рек, впадающих в Северный Ледовитый океан, строили зимовья и города на вечной мерзлоте Сибири. Поморы хорошо изучили природу Арктики, ее сложные климатические и океанографические особенности, но главным русским портом на европейском севере России долго оставался Архангельск, основанный в 1584 г. В 1600 г. тяжело болевший царь Борис Годунов издал указ о походе на речку Таз для основания там Посада (простого города) – как опоры для продвижения русских в глубь Сибири и укрепленного центра сбора дани (ясака).

«На рубеже XVI и XVII вв. отряды русских землепроходцев и полярных мореходов при своем движении “встречь солнцу” создали за полярным кругом в нижнем течении реки Таз мощный форпост – город и крепость Мангазею».

По историческим документам город известен как «златокипящая Мангазея» – в ту пору о его богатстве ходили легенды. Во время расцвета поселения здесь находилось до 2-х тысяч промышленников и торговцев. «Именно Мангазея стала отправным пунктом для тех, кто шел на самый северный полуостров Азии – Таймырский, к великой и славной реке Лене».

Иоганн Фишер в 1740 г. в составе Камчатской экспедиции командирован в эти отдаленные места Сибири для сбора материалов по истории, этнографии и источников для словаря аборигенов Сибири. В известном сказании «О человецех незнаемых в восточной стране», древнейший список которого относится к XV в., есть упоминание о Мангазее. Этнограф Дмитрий Анучин справедливо называет это сказание новгородским. В нем читаем: «На восточной стране за Югорискою землею над морем живут люди Самоедь, зовомы Могонзеи; а ядь их мясо оленье, да рыба, да межи собою друг друга ядять, и гость к ним откуды приидеть и они дети свои закалают на гостей, да тем кормят, а который гость у них умреть, и они того седают, и в землю не хоронят, а своих такоже. Сия же люди не великы возрастом, плосковиды, носы малы, но резвы вельмы и стрельцы скоры и горазды, а яздять на оленях и на собаках. А платие носят соболие и оленье, а товар их соболи».

Власть над регионом с центром в Мангазее устанавливалась долго и поддерживалась напряженно в постоянных стычках с местными племенами: самоеды (ненцы), остяко-самоеды (селькупы) и проживавшие южнее остяки (кеты) и тунгусы (эвенки) хоть и доставляли ясак в царскую казну, но время от времени нападали на обозы с пушниной и саму Мангазею. Несколько раз Мангазея на Тазу была сожжена. Тем не менее это время было для региона золотым – товары и золото находились в большом по объему и быстром по времени осуществления сделок торговом обороте, приносившем баснословные прибыли.

Здесь кипела жизнь, процветали торговля и промышленность, доставлявшие большие выгоды московским царям и их подданным; о нем когда-то говорили, как говорят о стране, текущей медом и млеком! Ведь Мангазея в старину – это золотое дно, своего рода Калифорния, куда жадно стремились за добычей драгоценного пушного зверя жители нынешних северных губерний – Архангельской, Вологодской, Пермской и др. Поймать десятка два седых соболей, ценою рублей по пяти каждый, или штуки две черных лисиц рублей по 50 – разве такая добыча не привлекательна? А попадались соболи по 10 и по 20 рублей каждый и черныя лисицы по 100 и по 300 р. по московской цене. После такой добычи совершенно нищий сразу делался богачем!

В Мангазее был кремль с гостиным двором, собором, тюрьмой и посадом, где жили промысловые люди. Рядом с ним по восстановленным археологами останкам города была обнаружена часовня Василия Мангезейского, почитаемого святого.

Автор М.В.Хорошевская
По материалам выставки и одноименной книги «Освоение севера. Тысяча лет успеха»