Русские. Часть 2

Время чтения: 3 минут(ы)

В XVIII–XIX вв. зимовье Дудинка превращается в перевалочную базу и становится начальным пунктом так называемого Хатангского тракта или «русской дороги», по которой в тундру шли русские товары. При внимательном рассмотрении санного маршрута экспедиции Харитона Лаптева все наименования зимовий – на русском языке, хотя коренное население помогало им в передвижении по территории. Названия вообще возникали по мере надобности в выделении необходимых ориентиров. Таким образом, до революции топонимическая карта территории складывалась по принципу естественной номинации. В чем главная трудность подобных путешествий в XVIII в.? Ни у кого не было опыта многодневных северных экспедиций, и из книг мало что можно было почерпнуть. Не приходилось ждать отдельных советов от медиков, не было продуманной амуниции. Первые полярники шли на Север неподготовленными – и потому многие останавливались на полпути. И вот Таймыр уже нанесен на карту империи, однако действительно подробные сведения о географии и геологии Таймыра и Норильска появляются почти сотню лет спустя, в 1845 г., – после того, как этот район исследует ученый-естествоиспытатель, член Санкт-Петербургской Академии наук Миддендорф, прибывший сюда в 1842 г. К слову, Миддендорф был в Дудинке – в районе озера Пясино. И в своем отчете указал на наличие тут полезных ископаемых, в частности каменного угля, что является первым опубликованным сообщением в литературе.

Русская колонизация продвигалась на юг Сибири, но до 1863 г. рыбопромышленники не решались спускаться по Енисею ниже поселка Карасинского – пароходов на Енисей в то время не было, «и грузы, в том числе и рыбу, приходилось тащить из края на лодках силой людской или собачьей тяги. Такой способ перевозки требовал много времени, и промышленники едва успевали, многие не могли вследствие этого идти дальше на север. В 1863 г. в низовья Енисея пошел первый пароход, рыбопромышленники стали ходить за промыслом вплоть до Бреховских островов и даже до Гольчихи.

В 1865 г. местные дудинские купцы Сотниковы построили тут первую примитивную плавильную печь, в которой выплавили около 3 тонн черновой меди, однако наладить промышленное производство им не удалось.

В 1866 г. Российской Академией наук в низовья Енисея для поиска останков мамонта направляется академик Шмидт. Шмидт останавливался и в Дудинке – по приглашению дудинского купца К.П. Сотникова, – Сотников уже в 1865 г. в районе Норильска месторождения угля и руды. На склоне горы Рудной в 1919 г. экспедицией Урванцева Н.Н. был обнаружен заявочный столб Сотникова с надписью: «К. П. С. 1865 г. Сент. 1 д». В своем отчете Шмидт подробно указывает факт найденного месторождения, впоследствии в честь этого ученого названо угольное месторождение в Норильске – гора Шмидта.

Одним из российских ученых, посвятивших себя поиску Северного морского пути, стал Михаил Васильевич Ломоносов.

В 1764 г. по предложению Ломоносова началась подготовка новой полярной экспедиции под руководством капитана 1 ранга Василия Яковлевича Чичагова. Комиссия, которая рассматривала этот проект, пригласила в качестве консультантов поморов из Архангельска, имевших большой опыт плавания в полярных широтах. Их замечания и предложения внесли в план похода. Как истинный исследователь, Ломоносов предлагал ставить зимовья, наблюдать состояние воздуха по метеорологическим инструментам, измерять морские глубины, описывать виды берегов и островов, изучать всех встреченных представителей фауны и собирать коллекции. В 1965 г. три корабля этой экспедиции достигли широты 80 градусов 26 минут, впереди лежали непроходимые льды, пробиться сквозь которые суда не смогли. В 1766 г. Василий Чичагов повторил попытку, корабли поднялись чуть выше, команда его провела уникальные исследования.

В 1821–1824 гг. прославленный мореплаватель, председатель Русского географического общества Федор Петрович Литке изучает арктический регион в качестве руководителя экспедиции, издав по окончании свой научный труд «Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге “Новая Земля”».

Чуть позже Фердинанд Петрович Врангель получает предписание «ехать на север по льду морем до неизвестной земли». На страницах своей книги о путешествиях и смелых исследованиях этот отважный человек изложил ценный опыт четырехлетней экспедиции, обследовавшей малоизвестные до того районы крайнего северо-востока России. До сих пор не потеряли научного и практического значения его астрономические наблюдения и составленные им карты. Надо отметить, что Врангель описал свои полярные открытия по-русски, в отличие от многих других ученых того времени, считавших обязательным излагать свои размышления и описывать открытия на иностранных языках.

Автор М.В.Хорошевская
По материалам выставки и одноименной книги «Освоение севера. Тысяча лет успеха»