«Русский Север» | ФЕВРАЛЬ 2018

«ВСЕ ПУТЕШЕСТВИЯ НАЧИНАЛИСЬ ИЗ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА»

Информационное обозрение «Русский Север». Выпуск 54

Эфир 7 февраля 2018 г.

Несмотря на то, что каждая выставка проекта «НорНикеля» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха» имеют свою самостоятельную отдельную программу, все они, конечно же, так или иначе связаны друг с другом, темы их пересекаются, пересекаются сюжеты, и рассказы о них друг друга дополняют.

Мы говорили о путешествиях и путях на север и в древние времена бесстрашными новгородцами, и о том, как пути на север и северные земли постепенно находили свое место на географических картах. Сегодня же поговорим о том, каким сложился образ северных экспедиций. Ведь их было так много и именно в имперский период. Об этом рассказывает куратор выставки в Петропавловской крепости «Образы севера» Ирина Карпенко.

 

«Путешествия это, конечно, очень интересная тема. Особенно, если учесть, что все путешествия, если мы говорим уже о XVIII веке и позже, начинались из Санкт-Петербурга, потому что здесь находилась Академия наук, которая как раз и занималась организацией экспедиций. Она отправляла ученых в самые разные экспедиции. Например, в самом конце XVIII века была экспедиция академика Палласа в Сибири, и он делал описание Сибири для Академии наук. Это был огромный труд, который сопровождался и зарисовками, и какими-то заметками. Это имело и практическое значение, потому что появились карты, появились сведения, чем конкретно богаты какие-то отдельные местности, какие там реки, какие там можно добывать полезные ископаемые, где можно жить. Т.е. это были такие экспедиции, имеющие важное научное значение. И здесь надо сказать, что очень много сделал наш флот, Адмиралтейство, которое отправляло большое количество экспедиций для того, чтобы исследовать Арктику. Исследовать вот эту самую территорию непонятную, где Баренцево море, где Белое море. Отправлялись же экспедиции еще в Антарктиду. Для нас с вами это все-таки очень «северная» территория, там холодно, там белые скалы, белые айсберги, но для полярных исследователей это все-таки, конечно, юг. Этими исследованиями также занимались военные моряки. И именно они открыли этот новый континент. Кстати, скоро будет юбилей этого открытия. Но мы об Антарктиде говорить не будем. Не будем говорить о том месте, где живут пингвины, мы говорим только о том месте, где живут белые медведи. Все-таки для нас север это то, что севернее Санкт-Петербурга.

 

В XIX столетии появляются и другие путешественники. Чем более исследованными становятся земли, чем более изученными, тем больше туда едет просто любопытствующих. В конце XIX века с развитием туризма, с развитием возможности передвигаться по России снова возвращаются к теме русского севера. Конечно, все знают, что есть город Архангельск, или появляется уже город Мурманск, или есть какая-то непонятная Кемь. Но как это выглядит? Туда едут художники по очень разным поводом. Например, Ивана Билибина отправил исследовать Русский север, русские северные города – музей, Императорский Русский музей. И для Русского музея была сделана серия зарисовок. Билибин сначала фотографировал деревянные церкви, погосты, деревни, через которые он проезжал, а потом по этим фотографиям он делал зарисовки. Точно также такое художественное путешествие совершил Игорь Грабарь и оставил после себя тоже коллекцию рисунков. И эти рисунки, что билибинские, что Грабаря, они стали открытыми письмами – открытками. Их использовала община св. Евгении, очень известное петербургское издательство. И это была такая пропаганда Севера. Во-первых, обратить внимание, что это совсем рядом с Петербургом. Можно же не ехать в Париж путешествовать, смотреть, а можно поехать значительно севернее и увидеть этот удивительный край, красивый, отличающийся от Петербурга, отличающийся от Москвы, с другой природой, с другой совершенно архитектурой, архитектурой, которая может исчезнуть, потому что она деревянная, она может просто пропасть в какой-то момент. Во-вторых, были созданы специальные общества по изучению Русского севера. В Архангельске появлялись такие общества, и они тоже выпускали открытые письма, только это уже были фотооткрытки участников этого общества. И эти открытые письма пропагандировали Русский север, позволяли жителю страны, любого города увидеть, как это выглядит. Среди этих открытых писем был особый вид – типы народностей Севера. Т.е. можно было посмотреть на различные народы, которые заселяют это Северный край. Увидеть, как они выглядят. Увидеть. Не нужно было читать описание, а можно было просто посмотреть на изображение. Надо сказать, что население страны-то в начале XX века было во многом неграмотным, не много кто умел читать или писать свое имя. Поэтому этот визуальный ряд, открытка, ничего не объясняя, позволяла человеку увидеть, как это выглядит, кто там живет, чем они там занимаются.

И кратко об истории самой открытки как массовой тиражированной графики. Считается, что она появилась во время франко-прусской войны, в XIX столетии, потому что солдаты и с той, и с другой стороны хотели сообщить домой, послать весточку о том, что с ними все в порядке. До этого уже предпринимались попытки несколько раз и в Великобритании, и во Франции, и в Германии принять некий стандарт того, что может пройти через почту. Это было связано даже не с цензурой, а с почтовым стандартом, потому что почта же берет деньги за то, чтобы какое-то письмо прошло через нее, чтобы обслужить клиента. Поэтому как раз во время франко-прусской войны удалось этот стандарт установить, а он должен был быть все-таки международным, потому что вы отправляете письмо, допустим, из Франции в Великобританию. И вот этот стандарт был принят в этот период. А бум открытки начался уже в 90-е годы XIX века, когда на одной из сторон стали помещать изображение, и это изображение было интересным. Появилось огромное количество открыток специально для туристов, так называемый «Привет из…». И мы показываем на выставке эти специальные открытки, грюссы (от нем. «Gruss aus…» – «Привет из…»), приветы из Архангельска, приветы из Вологды, то, что можно было отправить своему родственнику тут же, находясь в этом городе, для того, чтобы он увидел – где я, собственно, сейчас нахожусь. Это то, что сейчас через Инстаграм все отправляют.


До 60-х годов XX века это было очень популярно, а потом появляется в широком доступе телефон, и можно было просто позвонить. Но сейчас интерес к открытке появляется снова. Честно сказать, те открытки, которые сейчас издаются в России, чаще всего совсем неинтересны, потому что это какие-то цветочки или фотошопом соединенные рисуночки, а вот открытки, нарисованные художником, это большая редкость сейчас. Когда по спецзаказу для какого-то издательства художник что-то рисует, что-то создает. В начале XX века была совершенно другая ситуация. Тогда художники нанимались, даже очень известные, художники с именем не брезговали сотрудничать с каким-нибудь издательством и нарисовать либо какой-то специальный сюжет, как это произошло с Билибиным и Грабарем, или нарисовать какую-то небольшую серию, которая, на первый взгляд, вообще не связана с нашей темой. Мы, например, показываем такую редкую открытку – «Полевые цветы» Марии Чемберс-Билибиной. Это Север, Русский север, северные цветы. У нас в коллекции есть три открытки, и мы их решили обязательно показать на выставке».


История открытки – это отдельная большая интересная тема, которая, к сожалению, не уместится в рамки нашего небольшого обозрения. С уверенностью можно сказать, что именно благодаря открыткам мы можем, например, увидеть, узнать, как выглядели многие города на рубеже XIX-XX веков, увидеть здания, которые уже не существуют.

И, конечно, опыт использования открытки как одного из инструментов благотворительности вполне может быть переосмыслен и преобразован для современных реалий.

В следующем выпуске мы продолжим беседу о выставке «Образы Севера».

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/vse-puteshestviya-nachinalis-iz-sankt-peterburga/

«ДУГА, ТОПОР И РУКАВИЦЫ»

Информационное обозрение «Русский Север». Выпуск 55

Эфир 14 февраля в 10.45

В информационном обозрении «Русский Север» продолжение беседы с куратором выставки «Образы Севера» в Петропавловской крепости Ириной Карпенко.

«В XIX веке разного рода предприниматели, художники уже вовсю эксплуатировали представление о России как о северном крае. И, начиная с императора Николая I, а при императоре Александре III это получило наибольшее распространение, был повышенный интерес к национальному стилю, к русскому стилю, который визуализировал, показывал, как же мы себя видим, мы какие. Был изобретен, создан особый тип мебели, именно тип, который абсолютно декоративен. Его можно было поставить у себя дома и создавать такой образ – исконно русский интерьер. Если вы хотели поиграть в русский стиль.

И на выставке представлен образец такой «исконно русской мебели» — кресло, которое называется «Дуга, топор и рукавицы», сделанное для международной выставки в Париже русским мастером Шутовым. Говорят, а это одна из легенд, что после того, как это кресло увидел император Александр III, он заказал мастеру специально для своего дворца, для Аничкова дворца, для своего кабинета такого рода мебель. И действительно у него в кабинете стоял этот шутовской стул. Вместо спинки у него дуга, которую на лошадь крепят, подлокотники – это два топора, а за спиной под спинкой лежат две рукавицы. Сидеть на таком кресле вы точно не будете, это очень неудобно, но выглядит очень красиво – это резное дерево, там еще на дуге, на спинке обязательно написана какая-нибудь фраза типа «тише едешь – дальше будешь». В нашей коллекции есть несколько экземпляров такой мебели. Это тоже такой вариант позиционирования себя, пропаганды. Абсолютно декоративная вещь. Но очень красивая. Состоятельные люди, которые могли позволить себе сделать интерьер в русском стиле и поиграть в такой образ «исконной Московской Руси», с удовольствием покупали такие предметы мебели, они стояли в их домах. Надо сказать, что массового производства такой мебели не было, за границу контейнерами не везли, но это совершенно узнаваемый тип мебели.

Конечно же, и фотографии на выставке представлены. Отдельных северных фотографий у нас не представлено, но фотографий все равно много, они очень разные. Возвращаясь к открыткам. Для того, чтобы сделать фотооткрытку, сначала надо сделать снимок. Так что фотографий покажем довольно много. Был в Архангельске такой замечательный человек, его звали Яков Иванович Лейцингер. Он был городским главой города Архангельска. Но при этом он был еще и профессиональным фотографом. И вот он фотографировал свой город, а потом уже на основе его снимков выпускали большое количество фотооткрыток. Это рубеж XIX-XX веков. Как фотограф он работал достаточно долго и был известен.

Конечно, в экспедиции, что были в начале XX века, исследователи обязательно брали с собой фотоаппараты, увлекались фотографией. Фотографией вообще увлекались массово. Но только состоятельные люди, потому что это было дорого. Не каждый мог себе позволить. И потом, надо было уметь обращаться с этим аппаратом. Это было сложно. Не то, что сейчас – на телефон снял, в компьютер загрузил и, если захотел, распечатал на принтере. Тогда это был сложный процесс, надо как-то стекла, пленки выдерживать, потом как-то проявлять это все. Но, тем не менее, в экспедиции брали обязательно фотографов и фиксировали то, что происходило, то, что они видели. Очень много экспедиций документировано. К сожалению, мы не смогли показать все. Например, северные экспедиции адмирала Колчака. Просто потому, что этих фотографий очень много, у нас просто не поместилось все на выставке.

На выставке есть раздел, посвященный уже двум советским экспедициям – экспедиции Шмидта, пароход «Челюскин», зажатый льдами, и их пришлось эвакуировать. Есть съемка, и мы ее показываем, что произошло с этим пароходом, как люди там это пережили, и как их встречали потом в Ленинграде и в Москве. И, конечно, знаменитый северный дрейф Папанина, то, как они там жили вместе с псом Веселым – эти полярники замечательные на этой дрейфующей станции, как это все документировалось там. Приезжал даже снимать эту экспедицию профессиональный тассовский фотограф Яков Халип.  И затем была тоже торжественная встреча этих героев-папанинцев в Ленинграде и Москве. Эти серии фотоочерков представлены на нашей выставке».

Надеемся, что кто-то из вас уже побывал на выставке и смог составить о ней собственное впечатление. А кто не успел – вполне может еще это сделать. Ведь выставка открыта до 30 марта 2018 г.

Кстати, пока в нашем изменчивом климате совсем не исчез снег, можно посетить выставку вместе с детьми, а потом покататься на горке, специально выстроенной в Петропавловской крепости, и сравнить эту горку с теми изображениями на гравюрах, о которых мы уже рассказывали и которые также представлены на экспозиции.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/duga-topor-i-rukavitsy/

ДЕТСКИЙ СЕВЕР

Информационное обозрение. Выпуск 56

Эфир 28 февраля 2018 г. 10:45

В прошлом выпуске нашего обозрения мы обещали рассказать о детском образе севера, точнее, о тех образах, которые нашли свое отражение в произведениях, играх, рисунках для детей. Слово куратору выставки в Петропавловской крепости «Образы Севера» Ирине Карпенко.

«Да, давайте поговорим и о сувенирах, и о разных детских играх, которые представлены на выставке. Это, конечно, прежде всего, связано с двадцатым столетием. В XX веке уже Север, Арктика было пространство для подвига разного. Для научного подвига, для какого-то преодоления во время военных действий, сотрудничество и помощь во время Великой Отечественной войны, когда через север шли конвои с грузами для России. Конечно, к арктическим экспедициям, начиная с XX века, было приковано внимание всего мира, потому что Земной шар-то был уже изведан. Он оказался очень маленьким. И все континенты в целом были уже изучены. И если в XIX веке путешественники, авантюристы с удовольствием исследовали Африку – неизведанную, непонятную, дикую, или отправлялись в Индию и Китай, то в XX веке шли на север с большим удовольствием и интересом.

Конечно, важным аспектом освоения Арктики было строительство ледоколов. Построить суда, которые могут пройти через северные льды, было очень сложно. Ледоколы строили долго, и каждый такой корабль был самым настоящим событием. Ледоколы служили очень долго, находились в составе флота. Тот же самый ледокол «Красин», который здесь у нас на Неве пришвартован и является прекрасным музеем — кто не был, советую сходить — этот ледокол был построен до революции, но свой подвиг он совершил в 1928 году. Он спас итальянскую экспедицию, которая оказалась севернее архипелага Шпицберген, и этих полярных исследователей надо было как-то оттуда вывозить. И вот «Красин» дошел до Шпицбергена, забрал потерпевших бедствие и вернулся в Ленинград как герой. И марки выходили с «Красиным» в качестве сувенира, и очень большой был интерес к этому кораблю. В 30-е годы собрались большие коллекции, которые надо было где-то показывать, и открылся музей всех этих путешествий разных. Это Музей Арктики и Антарктики. И туда тоже, конечно, надо идти и смотреть уникальные предметы, которые существуют в единственном экземпляре.

Но что касается разных сувениров. Строили в Ленинграде ледоколы. Вернулся из этого героического путешествия «Красин». И появились игры для детей. Прекрасные, развивающие. Каждый ребенок сначала кем хотел стать? Сначала полярником, путешественником, полярным летчиком. Появилась книга «Два капитана». Снимали кино. А для детей развивающие игры создавали, используя очень узнаваемые образы. Игра «Ледокол». Просто собрать картинку из кубиков. Очень простая игра для маленьких детей. Собрать вот эту картинку, собрать ледокол. Заодно ребенок научится узнавать этот тип корабля. Уже позднее, например, спустили на воду ледокол «Арктика», а потом и другие. Появляются сувенирные значки. И вы можете их купить. А мальчишки же любят собирать всякое такое. Вот, появляются такие сувениры. Они у нас в коллекции тоже присутствуют.

Когда произошла катастрофа с «Челюскиным», а потом северная экспедиция, дрейфующая станция где-то там далеко на севере, и люди там живут, и они изучают льды, они изучают течения, они постоянно отчитываются, что там у них происходит, появляются игры и книжки. Например, у нас в коллекции есть замечательная объемная полярная станция – книжка, которую вы разворачиваете, а там появляются объемные картинки, раскладушка такая. И мы ее показываем. На этой полярной станции много кто живет – белые медведи, моржи. И там изображена палатка полярников, и полярные летчики за ними прилетают.

У нас в Петербурге публикуют множество разной детской литературы, которая как раз объясняет, как люди исследуют эту страну вечных льдов. И мы тоже опубликовали такую «специальную» литературу, которая называется «Мишкина книжка». И если вы придете на нашу выставку, то взрослому человеку можно будет посмотреть разные экспонаты, почитать разного рода тексты, даже посмотреть отрывки из разных художественных фильмов, посвященных северу, то для детей, чтобы они что-то запомнили, у нас вот эта игровая книжка, где можно будет что-то нарисовать, отгадать ребус, выяснить, какой герб с белым медведем относится к какому городу, и множество других разных заданий в этом издании. Так что мы надеемся, что и взрослым, и детям будет у нас интересно».

В одном из выпусков информационного обозрения «Русский Север», в котором мы беседовали в главным редактором издательства «Арт Волхонка» Натальей Соломадиной – напомним, что это издательство выпускает каталоги выставок проекта «Освоение севера. Тысяча лет успеха» — так вот Наталья Соломадина рассказывала, что, когда они изучали, что же было издано о севере для детей, то нашли целый сонм детских книг 20-30-х годов по северной теме, над которыми трудилась целая плеяда прекрасных художников, которые потом работали в Детгизе. И все эти книги были изданы до 1935 года, т.е. до известного постановления о том, как надо правильно изображать и рисовать реальность. Поэтому, отмечала Наталья Соломадина, «в этих книгах есть и живость рисунка, и аванград, и ироничность, мягкость, замечательная графика». Северная тема, очень популярная в те годы, вдохновляла талантливых людей на создание действительно очень интересных произведений для детей. К сожалению, не все из них представлены на экспозиции в Петропавловской крепости, но, тем не менее, целая детская витрина на выставке есть.

Неоднократно мы высказывали мысль о том, что проект российской компании «НорНикель» «Освоение севера. Тысяча лет успеха» обрастает, так сказать, новыми побегами, какими-то новыми идеями и программами. К числу таких новых программ относится и «Мишкина книжка», родившаяся в процессе подготовки выставки «Образы Севера». 27 февраля, в Международный День белого медведя, состоялось представление этой книжки в Областной детской библиотеке. Об этом мы расскажем в следующем выпуске информационного обозрения «Русский Север».

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/detskij-sever/