«Русский Север» | ЯНВАРЬ 2018

«ГДЕ ТОТ КРАЙ МИРА?»

Информационное обозрение «Русский Север». Выпуск 49

Эфир 3 января в 10.45

«Образы Севера» — выставка в Невской куртине Петропавловской крепости и тема беседы с ее куратором, ученым секретарем Музея истории Санкт-Петербурга Ириной Карпенко.

«Мы говорили о серебряном медведе в геральдике. Я не специалист в этой области, но, насколько я могу судить, этот образ появился в XVII веке. Конечно, и раньше европейцы знали о существовании белого медведя, на гербе Гренландии как раз белый медведь изображен, но, судя по тому, как его рисовали, это было такое фантастическое непонятное и огромное существо, очень страшное и жестокое. Но в понимании европейцев белый медведь не был тесно связан с Россией, потому что северные земли, побережье Северного Ледовитого океана, это были земли, куда отправлялось множество разных экспедиций. Люди пытались, человек пытался, неважно, какой национальности, понять, что там, в этих северных льдах, где тот край мира, как там можно плавать, изучать, жить на этих непонятных территориях.

Что касается европейцев, у них, конечно, был огромный интерес к России – к Московскому государству сначала, потом к Российской империи. И интерес этот был связан с необычностью России, с ее отличием от всех других стран. Потому что отличался язык, отличалась вера, отличались обычаи. Семейное право, отношение к женщине, было совершенно иное социальное устройство государства, когда нет европейской пирамиды, где есть король, дворянство, есть уже третье сословие и есть свободные крестьяне. Если мы говорим о XVII веке, когда появился бурный интерес к нашему государству, то у нас еще существовало крепостное право, которое только в 1861 году было отменено. И чем ближе к нам эти воспоминания иностранцев, тем большее возмущение вызывает это непонятное положение человека, такого же, как этот европейский путешественник. Это не значит, что до XVII века не было интереса к России. Мы знаем, что при дворе Иоанна Грозного было много иностранцев. Но чем ближе к нашему времени, тем больше людей перемещалось по миру, просто потому, что проще стало добираться из одного государства в другое. Потом, XVII век, особенно для нашего государства – это более спокойное время, когда больше контактов с иностранными государствами и больше путешественников: дипломаты приезжают, купцы приезжают, приезжают ученые. Уже через наше государство отправляются в другие страны, дипломатические миссии, т.е. они как бы проезжают через Московию. Именно потому появляется много различных воспоминаний, путевых дневников начиная с XVII века, и такой специальный корпус литературы  имеет свое собственное название – россика, литература о России. Надо сказать, что очень хорошая коллекция россики, наверное, одна из крупнейших в мире, есть в Петербурге, в Российской национальной библиотеке. Там много книг, которые переведены на русский язык уже позднее были, но и много литературы, которая на русский язык так до сих пор и не переведена. Так что можно все с удовольствием это читать. Россика – это очень большой корпус. Уровень тоже очень разный. Конечно, то, что переведено на русский язык, а многое было переведено в советское время, это литература, которая интересна даже с точки зрения языка. Это люди, которые на своем языке пишут очень хорошо, выразительно, подробно описывая какие-то ситуации, вещи, с которыми они сталкиваются во время путешествия.

Обращают внимание путешественники на самые разные вещи. Мне, например, очень нравятся письма леди Рондо. Это жена английского посланника, которая живет в Петербурге времен Анны Иоанновны. Она описывает двор, то, что она видит. Какие-то истории, которые она описывает, вызывают у нее искренний интерес, и она своей подруге в Лондон пишет то, что она видит. Например, зимой она видит, как в Петербурге строят ледяные горы. И катаются на санках с этих самых ледяных гор. Это где-то 1730-е годы. Для Лондона эта забава абсолютно экзотическая, непонятная и, надо сказать, очень страшная. Потому что забраться на эту гору, съехать с нее, прокатиться по Неве – это достаточно опасное времяпрепровождение. И она с удовольствием об этом упоминает. Кто-то, например, Фридрих Вебер в своей книге «Преображенная Россия», достаточно подробно пишет о всяких событиях, которые он видит при дворе царя Петра. Кто куда пошел, какие там были события, кто с кем встретился, как выглядел государь-император и т.д. Бывали какие-то странные истории, связанные с путешественниками-иностранцами. Например, есть такой дипломат Берхгольц, который приезжал в Петербург дважды. Ему большое спасибо, во-первых, за то, что он оставил свои дневники, это замечательно, все, что он видел сначала при дворе Петра, а затем уже значительно позднее, в 30-е годы. Так вот он умудрился из России в Стокгольм вывезти архив, большой архив, который сейчас хранится в Национальном королевском музее, и это чертежи всех петербургских зданий».

Частично изображения из этого архива публиковались в различных альбомах по истории города. Чертежи Берхгольца настолько подробны, что можно рассмотреть детали каждого здания Петербурга на 30-е годы XVIII века, некоторые даже вполне узнаваемы.

Кстати, на этих же чертежах есть и изображение здания Ростовского (Ярославского) подворья на Васильевском острове, в этом здании сейчас находится домовый храм святой великомученицы Анастасии Узорешительницы, а также – редакция радио «Град Петров».

Мы продолжим беседовать о тех образах, которых сложились у иностранных путешественников о России как о северной стране, в нашем следующем выпуске.

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/gde-tot-kraj-mira/

«И ВОСТОРГ, И УЖАС»

Информационное обозрение. Выпуск 50

Эфир 10 января 2018 г., 10:45

В течение некоторого времени мы стараемся составить представление о тех образах, которые сложились и в отечественной мемуарной литературе, и в зарубежной. Ведь на основании таких воспоминаний иностранцев создавался и образ России как страны северной. Образам Севера посвящена выставка в Петропавловской крепости, которая проходит в рамках проекта «НорНикеля» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха». А мы беседуем с куратором этой выставки, ученым секретарем Музея истории Санкт-Петербурга Ириной Карпенко.

«Для иностранцев мы были, конечно, северной страной. А мы… Мы понимали, что мы северная страна, у нас тут зимы, снег, но мы не воспринимали, что мы живем на каком-то крае земли. Потому что мы же здесь живем, мы здесь выращиваем хлеб, и мы знаем, что где-то там еще за нами действительно находится настоящий север, где живут какие-то непонятные люди, и край земли где-то значительно дальше.

А что касается иностранцев, это, конечно, тема бесконечная, потому что люди были очень разные, они с разными целями приезжали и в Петербург, и в Россию, и оставляли очень разные впечатления о стране. Были книги, которые потом публиковались за границей. Иностранцы чаще всего, возвращаясь к себе домой, публиковали какие-то мемуары или путевые заметки. Были и люди, которые после своих публикаций стали очень нежелательны в России. И их книги с неудовольствием видели в России. Некоторые книги были даже запрещены к продаже здесь или даже просто к чтению. Потому что они содержали в себе какие-то неприятные, чаще всего, конечно, для царского двора, мнения или впечатления.

Например, самый такой известный сюжет связан с книгой Астольфа де Кюстина «Россия в 1839 году». Собственно говоря, там ничего такого ужасного не написано про страну в целом. Там нигде не написано «никогда сюда не приезжайте, здесь ужас, что творится», но он откровенно высказывается как раз о том, что для него невероятно и непонятно, как может существовать крепостное право, которое он называет рабством. Для него нет юридической составляющей, для него есть положение человека. Он приехал из Франции, это уже совершенно другая страна, там действительно крепостного права уже нет очень-очень давно, и юридически все равны, поэтому крепостное право в России для него было потрясением. Потом, он очень нелицеприятно отзывался о самом Николае I, его окружении. Не то, чтобы ему очень не нравился царь, но у него очень язвительные заметки о том, что здесь все подчинено тому, чтобы сделать Николаю I приятное, и люди резко меняются, когда они попадаются на глаза Николаю, меняется их поведение. Но при этом он пишет абсолютно выдержанные заметки о том, что видит. Что-то ему очень нравится в России. В Петербурге ему очень нравятся сады. Астольф де Кюстин пишет, что это практически сказка, когда на этих вот болотах вдруг появляются какие-то потрясающе прекрасные сады. Закат на Неве чудесен, белые ночи он описывает очень поэтически, что «время остановилось», что он увидел этот розовый закат, и это было так красиво, что ничего прекраснее он в жизни своей не видел. Астольф де Кюстин – это отдельная история, которая связана именно с Николаем I.

Бывали очень неожиданные наблюдения, неожиданные заметки. Например, если говорить об иностранных путешественниках, то многие из них удивлялись нашему транспорту. Это если мы говорим о XVIII-XIX веке. Вот эти наши лихачи, которые носились по петербургским улицам и зимой, и летом, и как угодно, вызывали просто и восторг, и ужас. Александр Дюма, который тоже приезжал в Петербург, в своей книге, которую он опубликовал после путешествия, даже отдельную главу посвятил этим самым лихачам. И он пишет, что для того, чтобы иностранцу в Петербурге выжить, ему надо обязательно знать слово «стой!». Потому что когда вот этот вот «ванька» на санях понесется с бешеной скоростью, нужно успеть крикнуть, чтобы он остановился, если тебе очень-очень страшно.

Надо сказать, что очень много литературы, которая была написана о России, искренне доброжелательной. Особенно, как ни странно, это было связано с наполеоновским периодом. Потому что сначала англичане, которые были вынуждены после Тильзитского мира уехать из России, поскольку всех иностранных граждан-англичан нужно было отправить домой, Россия разорвала отношения с Великобританией, вот некоторые из них, вернувшись домой, писали о том, что это за страна, как здесь живут, как живут в Петербурге, кто эти люди. И это сыграло очень на руку, создавая положительный образ Российского государства. Например, был такой художник. Его звали Роберт Кер Портер. Он написал путевые заметки о России, и писал о том, какой это красивый город Санкт-Петербург, какие замечательные храбрые люди здесь живут. Один из моих любимых сюжетов, которые связаны с Петербургом в его путевых заметках, это потрясающая история про открытие памятника Петру I на Сенатской площади, «Медный всадник». Это история, которую он не видел, потому что он-то жил в Петербурге в 1806 году, но ему пересказали. Когда открывали памятник, то к Екатерине II, опять же, чтобы сделать ей приятное, привели ветерана петровских войн (как он дожил до этого времени, непонятно), т.е. человека, который видел Петра I. И он ей вдохновенно рассказывал о том, как он служил с государем-императором. И якобы этот человек был потом просто вхож во дворец, и пока не скончался, его там всячески опекали. Это, конечно, история полуфантастическая, но очень интересная.

А Роберт Кер Портер и сам был очень интересным персонажем. Эта война очень отразилась на его личной жизни. Он приехал сюда создавать батальную живопись для Адмиралтейства, что успешно и сделал. Он был дворянином, и в процессе своей работы над полотнами познакомился с жительницей Петербурга княжной Щербатовой. У них завязался роман, и он собирался на ней жениться. Но, к сожалению, не успел этого сделать до Тильзитского мира, но потом, после победы над Наполеоном, вернулся и, как язвили потом иностранцы, женился на «женщине преклонных лет» — тридцати двух. Это была очень «старая» женщина! У них было все благополучно, родились дети, и есть такая семейная легенда у потомков Роберта Кер Портера, что якобы именно про его дочку Пушкин потом написал: Пью за здравие Мери, милой Мери моей».

Конечно, тема впечатления иностранцев о России бесконечна, потому что материала для изучения – огромное количество. И интересны не только литературные, но и художественные образы, живописные. Об этом мы продолжим беседу с Ириной Карпенко, куратором выставки «Образы Севера», в нашей следующем выпуске.

navigate_before
navigate_next

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/i-vostorg-i-uzhas/

КАК ИНОСТРАННЫЕ ХУДОЖНИКИ ИЗОБРАЖАЛИ СТОЛИЦУ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Информационное обозрение. Выпуск 51

Эфир 17 января 2018 г., 10:45

Мы продолжаем беседу с Ириной Карпенко, куратором выставки «Образы Севера», которая проходит в Петропавловской крепости. В нашем прошлом выпуске мы узнали о россике – целом корпусе литературы, представляющем собой воспоминания иностранных путешественников о России. А сегодня поговорим о том, как они ее изображали в своих зарисовках.

«Если мы говорим об иностранцах, которые изображали Россию, то это, конечно, в большом количестве началось со второй половины XVIII века, когда сюда действительно приезжало очень много иностранных художников. Они приезжали работать. Их имена для нас уже совершенно привычны. Тот же самый Бенджамен Патерсен, который бесконечно рисовал Санкт-Петербург, он же изначально сюда приехал работать. Иностранцы, живущие в Петербурге, изображали то, что они видели, изображали сценки, которые они считали забавными и интересными.

Возвратимся к одной из наших передач, в которой я рассказывала про ледяные горы, которая описывала леди Рондо. А, например, был такой художник по фамилии Гейслер, немецкий художник, который сюда приехал, и вот он одним из первых изобразил ледяные горы в Петербурге 1788 года. Это был сюжет на его первоначальной гравюре, когда Екатерина II посетила эти ледяные горы. Его гравюра разошлась в большом количестве, ее бесконечно перерисовывали, бесконечно тиражировали. Закончилось это тем, что вот это изображение ледяных гор  периодически появлялось в путевых дневниках иностранцев. После войны 1812 года, как ни странно, в Париже, были устроены ледяные горы, вспомнили о победившей их стране вот таким интересным способом в 1817 году. Французы развлекались таким образом. Затем точно также это развлечение появилось в Великобритании. И постепенно оно добралось до Соединенных Штатов, и эти ледяные горы преобразовались в абсолютно летнее развлечение. И мы сейчас можем отправиться покататься на американских горках. Идея-то появилась как раз в XVIII столетии здесь, в Петербурге. Вот такая трансформация произошла.

Что еще изображали иностранцы? Конечно, всякие разные зимние развлечения. Если мы говорим о Петербурге, то это и скачки на Неве, и мы тоже это будем показывать. Когда Нева замерзала, не строили никакой ипподром, устраивали эти гонки прямо на Неве. Сейчас когда лед на Неве – страшно на него выйти. А когда-то было такое зимнее развлечение, которое уже экзотично для нас. Затем иностранцы любили изображать, хотя мало кто из них, судя по всему, действительно там бывал, русские бани. Такая полуфантастическая история, как они это представляли. Очень часто иностранные художники изображали русский транспорт, зимний транспорт, те же самые сани. Писали с большим интересом об этом транспорте, который не представить где-то там в Европе. Все-таки у них нет таких зим, и не было, а в России это был нормальный способ передвижения. Изображали русскую метель как стихийное бедствие. Это сейчас нам кажется, что-то там метет за окном. А представьте, если она вас застала где-то в чистом поле? Это страшно. Это настоящее бедствие, погибали люди.

Иностранные путешественники и иностранные художники часто приезжали в Петербург, а вот уезжая затем к себе домой – публиковали самые разные книги с разными зарисовками. Благодаря тому же самому Гейслеру и его книгам, которые выходили в том числе и заграницей, мы знаем, как выглядели петербургские разносчики, мы знаем, как выглядел Санкт-Петербург, его здания. Мы знаем, как выглядели русские наказания. Он выпустил в Лейпциге в 1805 году книгу о наказаниях у русских. И вот как раз эта книга с иллюстрациями и была запрещена в России. Он здесь долго жил, бывал в этой среде и рисовал то, что видел. Там никаких пыток не изображено, но то, что действительно практиковалось, простите, разные виды порки. Мы, кстати, не будем это показывать на выставке, все-таки мы хотим показать разные виды Петербурга, как его изображали иностранные художники.

Также на выставке будет представлен и такой особый вид графики, когда создавались картинки для ярмарочного развлечения. Сейчас мы можем пойти куда-то или дома посмотреть какие-то объемные картинки в 3D. А тогда были такие специальные гравюры оптические, когда вы в специальном ящике видели объемную картинку. И вот для этих оптических гравюр очень часто художники, которые жили где-нибудь в Милане, в Париже, в Стокгольме, перерисовывали с других известных изображений какие-то картинки. Можно будет на нашей выставке увидеть совершенно фантастические виды России и Петербурга. Они не опознаваемы. Потому что эти люди не видели ни России, ни Петербурга. Они просто, что-то срисовывая, вот так себе это представляли.

Если мы говорим о XVIII веке, надо понимать, что путешествовали еще все-таки мало, особенно в такую далекую страну, как Россия – для европейцев все-таки Россия далекая страна – мифы и представления об этой стране были самые разные. Спасибо тем художникам, которые рисовали Россию, не будучи здесь – сейчас это очень забавно смотреть. Из того, что мы будем показывать на выставке: есть у нас такой чудесный альбомчик с итальянскими гравюрами, когда художник, который совершенно точно никогда не бывал в России, в Санкт-Петербурге, перерисовывает фрагменты каких-то гравюр, а где он не знает – он домысливает. И у него есть совершенно чудесная иллюстрация сибирского коня, это какая-то помесь волка с мамонтом, я бы сказала, потому что это вроде по очертаниям лошадь, но заросшая каким-то совершенно чудесным длинным мехом сенбернара. Где он такую лошадь видел, я не знаю. Вот такой альбом. Бывали какие-то книги с иллюстрациями, а еще выпускали альбомы с какими-то видами, по какому-то принципу отобранными. В Италии по какой-то необходимости создали вот такой альбом с видами России. И это одна из моих любимых гравюр в этом альбоме, на которой я открою книгу и положу в витрину – с этим фантастическим сибирским конем.

Если мы говорим о петербургских видах, то есть у нас совершенно чудесный календарь. После войны с Наполеоном был очень большой интерес к России, которая помогла победить в ужасной войне, которая длилась для европейцев какое-то бесконечное время. Интерес к России был очень большой, и ее очень много рисовали, в том числе и в Париже. А вот в Лондоне был издан календарь, куда входило двенадцать гравюр с изображением разных петербургских улиц. И там есть улицы, которые узнать совершенно невозможно. Подписано, что изображена Фонтанка, но невозможно понять, где этот участок, который изображен. Потому что это соединение узнаваемых зданий, которые вдруг на этом изображении находятся рядом.

Если продолжать говорить о восприятии России, о мифах о России, то, скорее, каждый путешественник открывал для своего читателя какую-то новую неожиданную сторону. Путешествовал сюда Теофиль Готье. Он оставил прекрасные воспоминания о своем путешествии. И вот для него впечатление о России, очень такое радостное, надо сказать, возникло в Кронштадте. Потому что он ехал, в его представлении, в какую-то далекую малоцивилизованную страну, и столкновение с таможенным чиновником его немножко удивило. Он говорит, что они плыли на корабле, где были французы, англичане, итальянцы, немцы и кто-то еще, пришел совершенно молодой таможенный чиновник, который с каждым начал говорить на его родном языке, и это было удивительно. Его книгу я просто советую почитать, она в переводе есть, перевод академический, очень хороший, и даже в переводе это прекрасный русский язык, настоящий, на котором мы сейчас очень мало говорим, и очень мало литературы на таком хорошем языке пишется, так что просто получаешь удовольствие от чтения.

Надо сказать, что каждый путешественник, который впервые что-то написал о России, создавал свой собственный образ страны. Например, для испанцев образ России создал их писатель Хуан Валера, который служил здесь в николаевское время в составе дипломатического корпуса и опубликовал свои письма к другу. Для него как для католика образ России был совершенно другим, что связано именно с вероисповеданием. Он, например, очень удивлялся нашим традициям перед Пасхой. Он говорит, что голодал весь Петербург, нельзя было развлекаться, но все ходили на какие-то концерты, устраивали музыкальные вечера, и как только заканчивался Великий пост, русские начинали есть. И они ели. Это тоже очень интересная книга, и она тоже переведена на русский язык, и это разные сюжеты, которые связаны с придворной жизнью, с бытом Петербурга. Он с большим пиететом описывает традиции русского двора, потому что в XIX веке уже не было такой роскоши в Европе. И он с восхищением как экзотику описывает придворные балы, когда и мужчины и женщины блистают бриллиантами с золотым шитьем на мужских мундирах, обнаженными плечами и какими-то потрясающими украшениями на женщинах, и это очень красиво, это такой имперский праздничный ритуал, который сложно представить себе при каком-то другом европейском дворе».

Мы обязательно продолжим эту тему: какие образы России как северной страны представлены на выставке, но не в следующем выпуске. В следующей программе речь пойдет о выходе третьего тома музейной истории Севера проекта «НорНикеля» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха», как мы это делали при выходе первых двух томов.

navigate_before
navigate_next

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/kak-inostrannye-hudozhniki-izobrazhali-stolitsu-rossijskoj-imperii/

«СЕВЕР НАЧАЛИ ОСВАИВАТЬ ЗА 700 ЛЕТ ДО ПОЯВЛЕНИЯ ПЕТЕРБУРГА»

Информационное обозрение. Выпуск 52

Эфир 24 января 2018 г., 10:45

22 января в Невской куртине Петропавловской крепости, где проходит выставка «Образы Севера», состоялось представление каталога выставки, который в то же самое время продолжает многотомное издание музейной энциклопедии освоения севера.

К собравшимся гостям обратился заместитель директора Музея истории Санкт-Петербурга Сергей Эдуардович Калюжин:

«Сегодня мы логически продолжаем нашу тему «Образы Севера» и презентуем вам, себе, всему окружающему человечеству вот это издание, которое подготовлено на базе тех предметов, которые можно увидеть здесь, на этой экспозиции. Для нас очень ценно каждое издание, в котором упоминается наша коллекция, ну а здесь оно целиком и полностью построено на тех вещах, которые показываем мы и Императорский Фарфоровый завод. Мне кажется, эта книга будет интересна широкому кругу читателей, потому что здесь есть вещи, которые интересно рассматривать, узкому кругу читателей, потому что здесь есть статьи научных сотрудников, которые интересно читать.

Мы рады, что этот проект состоялся. Не устаю повторять, что мы благодарим «Норильский Никель» и тех людей, которые приняли участие в том, чтобы это состоялось. Это действительно большой труд, поскольку издание подобного рода каталога подразумевает долгий период работы. Мы это сделали быстро, и сделали настолько быстро, что даже не верится, что это есть, что это уже издано. И вот, с пылу, с жару эти книги прибыли к нам в Петербург из Москвы. Спасибо за ваш труд».

Куратор проекта Юлия Кантор:

«Проект «Освоение Севера. Тысяча лет успеха» объединяет северные музеи. И три выставки, которые прошли в прошлом году в Новгороде, Москве и вот открылась в конце прошлого года в Санкт-Петербурге, это первая треть большого пути. В этом году у нас Выборг, Омск и Пермь. Каждый том это одна составляющая музейной энциклопедии севера, которые потом сольются в девятитомник. Это будет единственное в своем роде многотомие, рассказывающее об освоении севера за тысячу лет языком музейных экспонатов. «Образы Севера» – том, который мы представляем сегодня на одноименной выставке, рассказывает о восприятии севера с петровского времени. Собственно с петровского времени началось научное познание севера, флотоводства, мореходства и т.д. Здесь мы можем видеть и многое другое, что связано с эстетикой восприятия севера. Неслучайно на этой выставке кроме замечательных экспонатов из коллекции Музея истории Санкт-Петербурга вы увидите еще и экспонаты Императорского Фарфорового завода. И книга – такая яркая, такая дизайнерски интересная – безусловно, я думаю, войдет в анналы и академические, и искусствоведческие благодаря тому, что ее создавали авторы, которые являются крупнейшими специалистами с общероссийской и европейской известностью в тех сферах, которыми они занимаются. Это специалисты из Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербургского Государственного Университета, Русского музея, конечно Музея истории Санкт-Петербурга, и это тоже создает возможность такой научно-искусствоведческой переклички, я бы сказала».

Главный редактор издательства «Арт Волхонка» Наталья Соломадина:

«Спасибо, большое, что эта выставка состоялась, и что у нас была еще одна возможность делать каталог, посвященный очередной северной теме, освоению севера. Каждая книга, которую выпускает наше издательство, она призвана жить своей самостоятельной жизнью вне зависимости от того, остался информационный повод, на фоне которого она появилась, или он уже окончился. Т.е. книга остается даже тогда, когда выставка окончит свою работу.

Когда мы узнали, что книга наша будет называться «Образы Севера», нам захотелось сделать книгу такой, чтобы, когда она еще стояла на книжной полке, у читателя уже возникал образ. Чтобы не было диссонанса с тем, что он видит, и тем, что он будет читать. Поэтому мы выбрали такой серый тон, как нам подсказали коллеги, «тон питерского неба, невской воды» с серебряной окантовкой и серебряным капталом даже — если вы заметите, она сшита такими специальными нитками.

Север начали осваивать за 700 лет до появления Петербурга. Но с 1703 года здесь начал аккумулироваться образ севера. Новая столица завораживала всех гостей, которые ее посещали со времен Петра I. Но ни один из гостей не смог побороть того очарования, которое являл собой этот северный город. Поэтому не случайно, что выставка «Образы Севера» приходит именно здесь.

Тематически наша книга совпадает с разделами экспозиции. Благодаря замечательной команде авторов, составивших этот том, нам удалось раскрыть ступеньки того образа, который сложился в анонсированной теме. Статьи не только написаны специалистами, они еще написаны и очень понятным, доступным языком. Любой читатель, открывающий все равно какую главу, он не чувствует себя непосвященным. Его как бы приглашают в собеседники в данной теме.

Мы не могли по вполне понятным причинам разместить в книге все экспонаты. Это невозможно по объему и по формату. Но мы постарались представить самые интересные, и даже дать какую-то макросъемку. Когда мы смотрим на предметы в экспозиции, их много, внимание немного рассеивается, а мы старались фокусировать внимание на деталях, тем самым как будто бы обращая читателя к вопросу «а как это родилось?». Т.е. не просто, в каком это стиле сделано, благодаря каким материалам, а «как это возникло?». И благодаря авторам статей читатель тоже находит ответ на вопрос, почему появление того или иного экспоната стало возможно в нашем культурном пространстве».

Завершая встречу, несколько слов сказала куратор выставки Ирина Карпенко. Она также рассказало о новых проектах, которые в ближайшее время ждут и юных читателей:

«Я благодарю все коллег, которые согласились участвовать в создании этого издания. Задача была довольно сложная, потому что надо было рассказать на конкретных примерах, на конкретных экспонатах сложные истории: историю советской Арктики, историю севера в художественной открытке, объяснить читателю, почему вдруг слово «север», белые медведи появляются в плакате, почему это происходит именно на рубеже XIX-XX веков. Почему вдруг огромное количество скульпторов на разных заводах изготавливают тех же самых пресловутых белых медведей – наших любимых персонажей на этой выставке. Без этих авторов книга, конечно же, не состоялась бы.

Создавая эту книгу и обращаясь к северным сюжетам, мы с куратором проекта от «НорНикеля» Юлией Кантор дошли до того, что придумали совершенно другой сюжет для детей, издание для детей, которое называется «Мишкина книжка». Это ассоциация к образам севера, это издание, которое поможет ребенку понять, что такое север, кто там живет, как север отражается в искусстве, что думают о северном образе путешественники, ну и о многом-многом другом.

Об этом мы расскажем отдельно. У нас будет еще презентация этой детской книжки, потому что скоро День полярного белого медведя, и мы этот праздник не пропустим».

navigate_before
navigate_next

Как уже неоднократно отмечалось, в ходе реализации проекта «Освоение Севера. Тысяча лет успеха» постоянно возникают новые идеи, создаются новые программы, которые становятся как бы боковыми ответвлениями главного проекта. Это относится и программам для детей, таким как «Мишкина книжка». Но подробнее мы об этом расскажем в других выпусках обозрения «Русский Север».

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/sever-nachali-osvaivat-za-700-let-do-poyavleniya-peterburga/

«РОССИЯ – СТРАНА БЕЛЫХ МЕДВЕДЕЙ»

Информационное обозрение. Выпуск 53

Эфир 31 января 2018 г., 10:45

Итак, мы продолжаем знакомиться с выставкой «Образы Севера» после небольшого перерыва, который мы делали для того, чтобы представить вам каталог выставки, одновременно составившим третий том музейной энциклопедии севера.

Теперь же ученый секретарь Музея истории Санкт-Петербурга продолжает свой рассказ:

«Я расскажу немного о выставке. Она очень разнообразна и показывает разные способы представления России. Как мы ее представляли и изображали, как мы ее изучали, осваивали – Русский Север, Арктику. И, конечно, целый зал, посвященный представлениям о Северной империи – как иностранцы представляли себе Петербург, как представляли себе Российскую империю. Но об этом мы уже много говорили.

А вот следующая тема, которая представлена в рамках этой выставки, это такой миф «Россия – страна медведей». В нашем случае это «Россия – страна белых медведей», потому что как ни странно в Петербурге очень много связано именно с белыми медведями. Ведь даже и сейчас если отправиться покупать какие-то подарки в магазин – у нас есть прекрасное производство в Петербурге, Императорский Фарфоровый завод, оно работает, чудесный фарфор – там всегда есть белый медведь. Вот этот самый белый медведь, бесконечный мишка на севере, он как раз появляется в конце XIX века. Связано это было, видимо, с тем, что появляется новый вид рекламы, графики. Это рекламный плакат с изображением. И для того, чтобы что-то продать покупателю, предприниматели начали изображать какие-то узнаваемые виды, узнаваемые фигуры, которые ассоциировались именно с Россией. Поэтому на всяких разных кондитерских упаковках появлялись те самые мишки на льдинах – мишки на севере. Мы показываем и конфетные обертки «Мишки на севере». Мы показываем совершенно чудесный флакон, который был сделан еще до революции на фабрике Брокара, а потом он производился и в Санкт-Петербурге, и все покупали одеколон «Северный». А вот этот самый медведь на льдине брокаровского одеколона, эскиз, был нарисован не кем-нибудь, а самим Казимиром Малевичем. Легенда гласит, что он взялся за этот заказ, потому что ему надо было купить зимнее пальто. Это прелестно! Это такая полуфантастическая история, но очень милая.

На нашей выставке представлена коллекция белых медведей, созданных на Императорском Фарфоровом заводе. Они все разные. Есть медведи, которые еще такие, советские медведи, когда завод еще назывался Ленинградским Фарфоровым заводом. Это медведи, созданные скульптором Борисом Воробьевым, скульптором-фарфористом. И опять-таки легенда, которую рассказал сам Борис Воробьев в одной из своих книжек, о том, что он, для того, чтобы нарисовать какое-нибудь животное, ходил в Ленинградский зоопарк и делал там зарисовки. Так что вполне возможно, что эти медведи – «идущий» и «сидящий» — они созданы на основе его зарисовок, сделанных в Ленинградском зоопарке.

В Ленинградском зоопарке живет белый медведь. Уже 150 лет. Сначала он там время от времени появлялся в довоенный период, а с послевоенного периода он там благополучно размножается. Это символ Ленинградского зоопарка, так что такой плакат мы тоже показываем. И тогда уж небольшое лирическое отступление про наш Ленинградский зоопарк.

Наш Ленинградский зоопарк самый северный в мире. Каждый зоопарк это ведь не просто место, куда люди приходят и развлекаются, глядя на животных. А это очень важная организация, которая отвечает за сохранение видов на планете. И вот наш Ленинградский зоопарк, насколько я понимаю, он отвечает за белых медведей, потому что, ну, наверно, им здесь хорошо, подходит климат. Кто много путешествует, наверно бывали в Пражском зоопарке, Берлинском зоопарке, может быть кто-то даже доехал до Австралии и был там в зоопарке. Так вот все белые медведи, которых вы видите в европейских зоопарках или там где-нибудь в Соединенных Штатах или Австралии, это все наши белые медведи, это белый медвежонок, который родился здесь, в Ленинградском зоопарке, а потом он уехал куда-то далеко. Потому что нам не надо такого количества медведей, а в других зоопарках они в неволе не размножаются. Поэтому мы их экспортируем. Надо сказать, что сотрудники делают все, что могут, потому что действительно, показатель, что зоопарк хороший, это когда там рождаются какие-то новые животные. А в нашем зоопарке много кто рождается.

Кроме конфет «Мишка на севере», были и папиросы «Север», был и одеколон «Северный», и фабрика «Северное сияние», которая как раз производила тот одеколон, который еще когда-то до революции был придуман в Москве, а потом, поскольку единая страна и единый заказ, то производили в Петербурге. Кстати и «Мишка на севере» — тоже очень интересная история связана с этой конфеткой. Дело в том, что поскольку было плановое хозяйство в Советском-то Союзе, «Мишку на севере» производили фабрики по всему Советскому Союзу. «Мишку на севере» выпускали в Ташкенте, в Баку, в Ереване, в Москве, в Ленинграде. Где только он не выходил. Чуть-чуть отличалось оформление конфетных упаковок. А начинался весь этот интерес к медведям в конце XIX столетия – начале XX, когда выпускали очень много разных изделий, и для того, чтобы привлечь покупателя, чтобы он купил именно у тебя чего-нибудь, чего только не придумывали. Например, кондитерская фабрика Абрикосова. Они придумали такой специальный зоологический шоколад, т.е. можно было купить шоколадку, развернуть обертку, и про того же самого белого медведя вы бы узнали, где он живет, чем он питается, ну и самое главное, как он выглядит.

Кондитерская «Север». Такой знаменитый петербургский бренд. Кондитерскую «Север» хорошо знают, и мы ее узнаем по известному логотипу, который существует уже очень много десятков лет. У этой кондитерской достаточно давняя история. Ее открыли на Невском проспекте еще до революции. Она совершенно не называлась кондитерской «Север». Это было кафе «Централь». И владелец кафе специально ездил заграницу, чтобы купить особую технику, для того, чтобы производить самые-самые вкусные пирожные. И у него это получалось. Потом кафе национализировали, и оно так и оставалось на Невском, 44. И уже перед войной это стало кафе «Норд». Появилось новое название на английский манер, на иностранный манер. Наверно потому, что Невский проспект это такая витрина Ленинграда, Петербурга, естественно много иностранцев. Хотя тогда он и назывался проспект 25-го Октября. А уже после войны у него появилось новое имя, просто перевели название иностранное на русский язык, и это стало кафе «Север» с тем самым, известным, узнаваемым логотипом».

На выставке действительно представлено много интересных вещей, которые еще совсем недавно казались вещами самыми обыденными. Ну что там фантики, рекламные плакаты? Однако мир и стиль жизни так быстро меняются, что эти знакомые изображения, наверняка хорошо сохранившиеся в памяти у многих наших слушателей, и даже не очень преклонного возраста, сегодня выглядят настоящими раритетами.

Нам как-то тоже не очень представлялось, что рекламные плакаты, обертки могут быть как-то особенно интересны, пока мы не увидели их на выставке. И вот когда они собраны вместе, то действительно думаешь, а ведь это образ, ведь в самом деле так много названий «север», «северный» или изображений с белым медведем. В повседневной жизни мы не обращаем на это внимания.

Напомним, что выставка «Образы севера» как бы закрывает первый год и одновременно открывает второй год проекта российской компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха».

Мы продолжим беседу с Ириной Карпенко, куратором выставки, в следующем выпуске обозрения «Русский Север».

navigate_before
navigate_next

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/rossiya-strana-belyh-medvedej/