Читаем Север: материалы с выставок

Великий Новгород. «Путь на Север – Истоки»

Северный Урал казался скандинавам границей Йотунхейма — преддверия загробного мира, где в ожидании последней битвы с богами томятся чудовищные силы зла.

Мусульмане считали Уральские горы стеной, которую выстроил Искандер-Зул-Карнайн (Александр Македонский) для защиты от страшных племен Яджуджей и Маджуджей (Гога и Магога), предвестников конца света.

И только новгородцы смогли во время плавания в Зауралье увидеть Эдем, о чем сообщал архиепископ Василий Калика как о несомненном доказательстве существования земного рая.

 

Археологические раскопки в Неревском конце Великого Новгорода дали науке массу новых источников по истории древнего города, как письменных, так и вещественных. На фото кошелек первой половины XV века, найденный при Неревском раскопе. Экспонат был представлен в Великом Новгороде на выставке проекта «Освоение Севера: тысяча лет успеха» — «Путь на север: истоки»

– Совершенно непостижимо, как в середине просвещенного XIX века, когда исследования Севера уже велись планомерно и научно, могла появиться полностью вымышленная «Карта полярных стран Азиятскаго и Американскаго материков, составленная по показанию ясновидящих князем Алексеем Долгоруким». Победить миф оказалось не так-то просто. Карта полярных стран Азиятскаго и Американскаго материков, составленная по показанию ясновидящих князем Алексеем Долгоруким. Санкт-Петербург, 1852. (РНБ).

Размеры нижней части сапога, найденном при Троицком раскопе – 29,5×9×8,8 см.

По материалам выставки «Путь на Север: истоки», которая прошла в Великом Новгороде в 2017 году

Копоушка — палочка для чистки ушей.

— Клык моржа, который на Руси называли «рыбьим зубом», был одним из самых ценных для новгородских косторезов видов сырья. По своим свойствам он не уступает слоновой кости.

Изделия из моржового клыка имеют напоминающую мрамор текстуру, их поверхность легко поддается полировке. Моржей в Средние века добывали охотой в Северном море около Мезеня, у острова Вайгач, у Новой Земли, Мурманского берега, у Шпицбергена (Груманта), у устья Печоры. Кроме клыка в косторезном ремесле использовались моржовые зуб и кость.

– В тексте некоторых грамот говорится о торговле и о сборе новгородцами дани в северных территориях. Ключевым документом в этом отношении стала сохранившаяся целиком грамота № 724, найденная в 1990 г. на Михаилоархангельском раскопе (Софийская сторона) и датированная 1160–1190 гг.

Процесс чтения и комментирования этой грамоты был длительным и сложным из-за потертости букв, лаконичности текста и незнакомых терминов. По объему и содержанию текст грамоты равнозначен летописному.

Одним из развлечений древнерусской знати была соколиная охота, птицы для которой частично привозились с Севера. В Заволочье и на берегах Печоры располагались обширные «сокольи и кречатьи седбища».

Охотно вывозили ловчих птиц из Новгорода иностранные купцы. Некоторые виды ловчих птиц добывались только на продажу или в качестве подарков в Орду (например, гнездившийся в новгородской земле и на Югорском севере орел-беркут). Многие обнаруженные в Новгороде предметы снаряжения ловчих птиц имеют близкие аналогии в Средней Азии и Казахстане. Это позволяет сделать вывод о том, что русская соколиная охота находилась под сильным восточным влиянием.

В ходе археологических исследований в Новгороде собрана самая многочисленная в Европе коллекция средневековых изделий из моржового клыка и кости.

Среди них — гребни, рукояти ножей, навершия плетей, пуговицы, копоушки, бусы, игральные кости и фишки, печати и даже вертлюги. Коллекция же бытовых предметов из этого материала cвидетельствует о достаточно массовом их изготовлении и использовании

 

 

«ПОЧТА РУСИ»

Пломба, печать, опись вложения, получатель, адресат, отправитель – это привычная почтовая терминология новейшего времени. А вот средневековый Новгород все это придумал еще в XI – XII веках. Чтобы и отправитель, и получатель были уверены в целостности грузов, их «опечатывали» специальными пломбами – бирками вирника. Так что если мешок с товаром не был поврежден и такая бирка вирника была цела, то получатель мог быть уверен, что товар ему доставлен в целости и сохранности. Любые другие варианты свидетельствовали о том, что кто-то «покопался» в товарах.

Дно сосуда с рисунком. XI век.
Береста, крой, процарапывание.
Блюдо найдено при Троицком раскопе.

По материалам выставки и одноименного каталога “Путь на Север: истоки”

Находка Михаилоархангельского раскопа. 
Моржи в Средние века добывались охотой в Северном море около Мезеня, у острова Вайгач, у Новой Земли, Мурманского берега, у Шпицбергена (Груманта), у устья Печоры. В XII–XIII вв. там уже имелись крупные вотчинные владения новгородской знати. 
До конца XV в. основной продукт беломорского моржового промысла поступал на новгородский рынок.

Находка Неревского раскопа.

По материалам выставки и одноименного каталога «Путь на Север: Истоки»

 

 

Москва. «Карты земель российского Севера: реальность и мифы»

«…реки текут не на Север, как мы привыкли, вернее, Север находится не вверху, а внизу. Мы покажем на этом примере, как перевернулся мир в петровское время, как возник привычный для нас образ мира и насколько это было непохоже на раннюю картографию»

Наталья Самойленко о Чертежной книге Сибири, которую вы можете увидеть на выставке «Карты земель российского Севера: реальность и мифы» в Ивановском зале Российской Государственной библиотеки

Арктика открывает тайны

На выставке «Карты земель российского Севера: реальность и мифы» «Чертежную книгу Сибири» 1701 года можно было полистать и рассмотреть.

Секреты профессии тщательно оберегались, а первые морские карты или быстро приходили в негодность от постоянного использования и разъедающей их морской соли, или гибли вместе с кораблями, или уничтожались, если существовала угроза, что карту может захватить чужак. Если корабль подвергался нападению пиратов, карты с нанесенными указаниями маршрутов и береговыми ориентирами немедленно летели за борт.

…Иван Грозный издал указ «землю российскую описать и прилежно на бумаге изложить». Все это было сделано, и все это хранилось в разрядах.

Если служилые люди или купец отправлялись в досмотры или еще зачем-то, у них было непременно предписание написать отписку (отчет) и приложить к отписке чертеж. Их подклеивали в свитки и накручивали. Где-то в начале двадцатого века эти свитки разрезали, и правильно сделали, что разрезали, их хотя бы читать можно было.

Людмила Николаевна Зинчук в интервью радио «Град Петров»

 

В России начало картоиздательскому делу положил Петр I. Одним из направлений петровских реформ стало создание картографической школы, соответствующей мировому уровню.

Карта «Чертеж Река Двина или Архангельская» — одна из первых ранних датированных карт, гравированных и изданных Оружейной палатой в Москве. Карта охватывает устье р. Северная Двина. Подробно нанесены прибрежные населенные пункты; на месте современного Архангельска, в дельте р. Двина (теперь это Северная Двина) показаны караульни, якорные стоянки, церковь «С. Михаил Архангел». С одной из якорных стоянок указаны пеленги на примечательные точки берега, отмели, отметки глубин.

— Мифические территории часто населены несуществующими народами.

На карте Ортелия на огромном, простирающемся далеко на север полуострове приводится текст о том, что он населен неффалимлянами — представителями одного из потерянных колен Израилевых.

По материалам выставки «Карты земель российского Севера: реальность и мифы», которая проходит в Ивановском зале РГБ.

Для своего труда Ортелий выбрал название «Зрелище», так как термин «атлас» в то время еще не существовал (он был введен в обиход Г. Меркатором в 1595 г.).

В нем же была помещена и «Карта Тартарии или Царства Великого Хана». Карта показывает обширную территорию северо-восточной Азии от границ владений Великого князя Московского. Согласно тексту на карте, ею правит Великий Хан, что на «тартарском языке значит Император».

Вероятно, ответ на извечный вопрос, чего больше в нашей стране — западно-европейского или восточно-азиатского, — должен звучать так: «В России больше северного!»

Комплексное картографическое произведение «Атлас Арктики» (1985 — это монографическое пособие по физической и экономической географии, геофизике и истории исследования северной полярной области. В «Атласе снежно-ледовых ресурсов мира» (1997), составленном институтом географии РАН, делается акцент на снежно-ледовую составляющую природных явлений, а также представлены обновленные комплексные данные о природе региона.

 На карте России, Московии и Тартарии Антония Дженкинсона и на карте Меркатора можно увидеть изображения Золотой Бабы.

Согласно легендам, это — предмет религиозного культа обдорцев и югорцев. Считается, что первое упоминание о золотом идоле Севера содержится в скандинавских сагах, на Русь же слухи о нем проникли в конце XIV в., а век спустя достигли Западной Европы.

Сотни лет разыскивали исследователи таинственную «Золотую Бабу», но и в наши дни эта загадка так и не решена.

На льдине нам приходилось временами очень тяжко. Но как нам помогало сознание нужности нашей работы!
Синоптики ждали от нас данных о температуре воздуха, силе и направлении ветра, состоянии облачности;

картографы наносили на карты новые данные о глубинах ледовитого океана; наши сообщения оживленно комментировали ихтиологи, зоологи, гляциологи, гидрографы, представители других наук.
Работа составляла цель и смысл нашего дрейфа. Мы не преследовали ни спортивных целей, ни рекламных.
И.Д. Папанин. «Лед и пламень»

Санкт-Петербург. «Образы Севера»

15 декабря в Петропавловской крепости открылась выставка «Образы Севера».

Выставка включает три раздела: — Северная империя — Страна снегов и медведей — Советский Север – наука и жизнь

Отдельного упоминания заслуживает образ белого медведя, ставший к концу 19 века устойчивой приметой «русского».

Настоящая мода на шкуры северных медведей в дорогих интерьерах была создана в середине 19 столетия российскими знатью и нуворишами. Белые медведи стали излюбленным образом самой разной рекламной продукции.

Торгово-промышленная реклама была всегда отзывчива к событиям общественной жизни. История освоения Севера — один из таких примеров, очередной период активизации которой пришелся как раз на конец ХIХ — начало ХХ в. Неизменным символом Арктики, ее хозяином, был и остается белый медведь.

В связи с этим почти во все виды рекламной продукции композиционно включались его изображения, иногда даже несвязанные с Севером напрямую, как это видно на плакатах «Шапки и фуражки Басса» в Ростове-на-Дону, «Сигареты и табак фабрики Н.А. Шапошникова»

Необычность главной дороги зимнего Петербурга – один из любимых сюжетов для иностранных художников. Причем достоверность ландшафта их не очень интересовала.

Например, гравюра на превью из английского календаря, изданного в начале XIX века. Так Мэтью Дюбург и Джон Кларк изобразили Фонтанку зимой. Нам остается лишь гадать, какие именно здания имели в виду художники.

Эту работу вы можете увидеть на выставке «Образы Севера» которая работает в Невской куртине Петропавловской крепости.

Привлекательны были «русские сюжеты» и для бизнеса.

Особые «русские аттракционы» стали популярными после войны с Наполеоном.

Именно после этой публикации появилось выражение «Петербург — окно в Европу».

В Санкт-Петербург отправлялись торговцы, дипломаты, инженеры, военные, писатели, знатные путешественники. По возвращении домой они публиковали свои мемуары, путевые дневники, письма. Эти книги по содержанию были очень разными, но во многих из них повторялись сюжеты и описания, появившиеся в россике еще в XVII в. и придававшие новой империи несколько экзотический колорит.

 

Именно после этой публикации появилось выражение «Петербург — окно в Европу».

В Санкт-Петербург отправлялись торговцы, дипломаты, инженеры, военные, писатели, знатные путешественники. По возвращении домой они публиковали свои мемуары, путевые дневники, письма. Эти книги по содержанию были очень разными, но во многих из них повторялись сюжеты и описания, появившиеся в россике еще в XVII в. и придававшие новой империи несколько экзотический колорит.

 

Выборг. Выставка «Помни о Севере…»

 

 

 

Знакомство с миром северной сказки для многих связано с иллюстрациями Ивана Билибина. Для самого художника поездка в 1903 г. по Архангельской, Вологодской и Олонецкой губерниям стала сильнейшим творческим переживанием.

Деревянные храмы с шатровыми колокольнями, цветные набойки тканей, костюмы и утварь – тот северорусский колорит, который еще сохранялся в начале ХХ в., нашел отражение и в графике Билибина, и в его художественных фотографиях, и в его статьях.

Существующее выражение «Белый Выборг» относится к самому-самому концу 20-х и 30-м годам. Как раз в этот период в Выборге появляются замечательные архитектурные памятники. Это работы архитекторов известных и не ставших известными в Финляндии.
Выборг это единственный город нашей страны, в котором есть здания, постороженные по проекту Алвара Аалто, величайшего архитектора Финляндии. 
Источник

— «Наибольшую дань я принес веяниям северной архитек­туры. В ней привлекала ее крепкая связь с народными традициями и ее ясный, бодрый дух»

Андрей Андреевич Оль – архитектор, в чьем раннем творчестве тема Севера явлена открыто и определенно. 

 

— Мы гордимся тем, что в выставке участвуют документы, связанные с поморским старообрядчеством. Среди них есть совершеннейшая жемчужина – старообрядческий полемический сборник, знаменитые «Поморские ответы». Год написания – 1723.
Существует несколько таких списков, и один из них был в личной библиотеке Николая Петровича Лихачева. Сейчас это произведение книжного искусства хранится в архиве Санкт-Петербургского института истории РАН.
«Поморские ответы» – идеологический фундамент, на котором стоит Древлеправославная Поморская церковь.
Источник

 

Художники 1880-х – 1890-х гг. искали на Севере свою красоту и приходили к своим открытиям и прозрениям. 
На рубеже XIX–XX вв. И. Билибин продолжил эту недавнюю, но уже вполне сформировавшуюся традицию русского художественного паломничества на Север. 
Произведения крестьянского быта, привезенные Билибиным из северных губерний, исчисляются десятками. В его отчетах упоминаются трепала, набирушки, «коротенькие», подолы, косынки, шугаи, набойчатые сарафаны, кушаки, головные уборы, набойные доски, а также братина, ларь и резной ковш. 

Север всегда привлекал к себе путников, стекавшихся сюда со всех концов света в поисках совершенной, осуществленной гармонии. По словам Леонида Андреева, Николай Рерих создал радостный образ финского Севера:

«Это не тот мрачный Север художников-реалистов, где конец свету и жизни, где Смерть воздвигла свой ледяной, сверкающий трон и жадно смотрит на жаркую землю белесыми глазами – здесь начало жизни и света, здесь колыбель мудрости и священных слов о Боге и человеке, об их вечной любви и вечной борьбе».