«РУССКИЙ СЕВЕР» | АВГУСТ 2017

Радио «Град Петров» — «Деревянное зодчество Русского Севера». Эфир от 2 августа  2017. Выпуск 27

 

Церковь Петра и Павла в с Вирма в Беломорье – кубоватое завершение клети

Информационное обозрение «Русский Север» в рамках проекта российской горно-металлургической компании «НорНикель» «Освоение Севера: тысяча лет успеха» рассказывает о таком значимом явлении в культурном наследии нашей страны как деревянное зодчество Русского Севера. Продолжаем беседу с заведующим кафедрой истории русского искусства СПбГУ Евгением Валентиновичем Ходаковским.

«Шатры и клети это такие внерегиональные типы. Клетские и шатровые сооружения можно найти и на Севере, и в Сибири, где угодно.

Ярусная Петропавловская церковь (1722) д Ратонаволок Архангельская область Холмогорский район

В некоторых случаях мы видим какие-то определенные локальные, местные региональные традиции, которые были характерны только для этого региона, только для определенного хронологического периода. И связано это было с той или иной артели или со спецификой заказа, или с деятельностью какого-либо видного епископа, который был в этом регионе. Т.е. среди универсалий есть и местная традиция, которая тоже очень-очень интересна.

Вот кубоватые храмы – с завершением в виде четырехгранной луковицы, которая в основании имеет не круглую, а четырехугольную форму. У основания этой формы есть расширение – пучина. Пучина есть у бочки, пучина есть у луковицы, и пучина есть у кубоватой формы завершения. Эта пучина и создает динамику и криволинейность – расширение, а затем сужение – т.е. живописность, которая так характерна для кубоватых церквей Онежско-Беломорского региона. Это явление было распространено в 17-18 веке, но ограничено бассейном реки Онеги и южным побережьем Белого моря.

Ярусная церковь Николы 1757 года из д. Высокий Остров Окуловского района Новгородской области (музей Витославлицы)

Ярусный тип храмов был очень распространен с середины 17 века. По предположению Грабаря, это было связано с интеграционными процессам этого периода и активным присутствием на Руси украинского духовенства, и в русскую архитектуру могли проникнуть приемы, свойственные украинской православной архитектуре. Ярусная архитектура представляла собой вертикаль, составленную из уменьшающихся кверху объемов. Это было распространено и в каменной архитектуре того же периода. И форма очень живописная. Эти формы можно отнести и типу башнеобразных.

Мы коснулись вопросов типологии, и я говорил, что вроде бы набор элементов, из которых состоит храм, не такой большой. Это четверик, восьмерик, бочка, простые параллелепипеды. Но все вместе в разнообразных сочетаниях дает как раз вот это многообразие. И мне кажется, что здесь будет уместно сравнение со звукорядом. Любой звукоряд состоит всего лишь из двенадцати нот, но эти двенадцать нот создают все многообразие музыкального искусства столетий. Здесь, наверно, то же самое. Вроде бы всего несколько элементов, но в сочетании они создают музыку архитектуры, которая бесконечна и неисчерпаема».

Церковь Николая Чудотворца в Сырье Онежье – кубоватое завершение

Как работали мастера и какие памятники сохранились в Ленинградской области, чтобы можно было поехать и самостоятельно их посмотреть, мы узнаем в продолжении беседы с заведующим кафедрой истории русского искусства СПбГУ Евгением Валентиновичем Ходаковским.

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/derevyannoe-zodchestvo-russkogo-severa-5/

 

Радио «Град Петров» — «Храмы эпохи преподобного Сергия Радонежского». Эфир от 9 августа 2017 года. Выпуск 28

Церковь Георгия Победоносца в с Юксовичи Подпорожского ра-на Ленинградской области

Сохранность и качество исполнения некоторых деревянных храмов, сохранившихся на Русском Севере, иногда изумляет. Ведь дерево не самый долговечный из материалов. Конечно, при нахождении в определенных условиях археологи обнаруживают фрагменты деревянных сооружений и тысячелетней давности. Но целиком сохранившихся построек очень мало. А некоторые деревянные храмы простояли со второй половины 14 века, т.е. с эпохи преподобного Сергия Радонежского. Как же работали мастера прошлого? Неужели, как принято говорить, они работали одним только топором? И правда ли, что древние храмы строились без единого гвоздя? Об этом рассказывает заведующий кафедрой истории русского искусства СПбГУ Евгенией Валентинович Ходаковский:

«Действительно, русский деревянный храм создавался без пил и без гвоздей, но говорить, что плотники работали одним только топором, было бы не совсем правильно. Это, скорее, метафора. Были различные инструменты для обработки древесины, для ошкуривания, но, безусловно, топор был основным инструментом. И когда речь идет о таких значительных сооружениях таких больших объемов, то, конечно же, гвозди не нужны для сопряжения частей этих объемов, поскольку никакой гвоздь этих сопряжений выдержать не сможет. Все осуществлялось за счет врубок, за счет определенных сопряжений, угловых врубок, врубок кровельных конструкций, и все было взаимосвязано, все держалось за счет собственного веса и очень тщательно подогнанных и соединенных друг с другом элементов. Они как замочки замыкали, закрывали, сопрягали единое целое.

Пилы были, но в допетровское время не имели широкого применения при подобном строительстве. Работали в основном топором, потому что топор, как это не парадоксально, наименее травматичен для древесины, поскольку обработка древесины топором предохраняет сооружение от проникновения влаги впоследствии. Топор обрабатывает волокна таким образом, что перерубленные волокна герметично закрывают поврежденный участок, создают определенный защитный слой, который и служит предохранителем от атмосферного воздействия. А пила режет волокна поперек, как бы «махрит» их, и защитного слоя уже не создается. Первые реставраторы конца 19 века отмечали, что избы, построенные «несколько лет назад», т.е. в середине 19 века, требуют ремонта и разрушаются быстрее, в то время как многие избы, построенные еще в 18 веке –  они стоят.

В наше время сохранилось меньше, чем хотелось бы, но пока еще некая репрезентативная картина стоит перед глазами. Кстати, много памятников сохраняется и на территории Ленинградской области, в Присвирье. Для слушателей радио «Град Петров» это, наверно, будет самым удобным и доступным маршрутом. Там можно найти целый комплекс памятников разного времени, среди которых один из древнейших сохранившихся памятников деревянной архитектуры. Это Георгиевская церковь в селе Юксовичи (или Родионово) конца пятнадцатого столетия. В Подпорожском районе, на берегу Онежского озера в деревне Гимрека сохраняется церковь Рождества Богородицы второй половины — конца 17 века, которая, на мой взгляд, является одним из значимых памятников шатровой архитектуры».

В рамках проекта «Освоение Севера: тысяча лет успеха», который реализуется российской компанией «НорНикель», в ближайшее время нас ждут путешествия. В этом году пройдут три выставки под общим названием «Три столицы. Северное измерение», вторая из них состоится в Москве и будет посвящена картам: «Карты земель российского севера: реальность и мифы». Мы начнем говорить об этом в нашем следующем выпуске.

Музей плотницкого и столярного инструмента, созданный реставратором А В Поповым
Церковь Рождества Пресвятой Богородицы д Гимрека Подпорожского ра-на Ленинградской обл
Часовня Петра и Павла в Заозерье Подпорожского р-на Ленинградской обл
Часовня Николая Чудотворца в д Гоморовичи Подпорожского р-на Ленинградской обл
Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в д Лиственка Бокситогорского р-на Ленинградской обл
Церковь Николая Чудотворца д Согинцы Подпорожского р-на Ленинградской области
Церковь Димитрия Солунского Мироточивого с Щелейки Подпорожского р-на Ленинградской обл
Церковь Воскресения Христова в д Курпово Подпорожского ра-на Ленинградской обл
Церковь Георгия Победоносца в урочище Каргиничи (Сергиевское) Подпорожского р-на Ленинградской обл
navigate_before
navigate_next

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/hramy-epohi-prepodobnogo-sergiya-radonezhskogo/

 

Радио «Град Петров» — «Показать людей 1917 года». Эфир от 16 августа 2017 года. Выпуск 29

В октябре в Ивановском зале Российской Государственной библиотеки откроется вторая выставка проекта «Освоение Севера: тысяча лет успеха». Она будет посвящена истории описания северных земель в картографии.

Ивановский зал – это новое выставочное пространство библиотеки, появившееся на фундаменте картинной галерей Румянцевского музея, с которого началась история РГБ. Румянцевский музей был учрежден в Петербурге в 1828 году, а в середине XIX века был переведен в Москву. Для размещения его коллекций было выделено одно из самых известных и красивых зданий – дом Пашкова, который расположен напротив Кремля на Ваганьковском холме. Поскольку музей активно развивался, и коллекции его быстро пополнялись, в начале XX века было построено отдельное здание для картинной галереи, частью которой и является Ивановский зал.

Теперь это современное интересное арт-пространство, где экспонируются различные сокровища РГБ. С середины июня по середину сентября в нем проходит очень интересная выставка «Москва. 1917. Взгляд с Ваганьковского холма». Она рассказывает об основных событиях в жизни Румянцевского музея в 1917 году, а также представляет уникальные предметы, оставшиеся после расформирования коллекции в 20-х годах. Особый интерес представляют собой подлинные документы и фотографии, газеты, плакаты, открытки и т.д., в которых отражены события в Москве 1917 года. Ведь все, что происходило вокруг Кремля, было видно с Ваганьковского холма как на ладони.

Беседуя с заместителем директора РГБ Натальей Юрьевной Самойленко о предстоящей выставке Северного проекта, мы не могли пройти мимо и этой экспозиции. Надеемся, что предлагаемый репортаж дополнит наш короткий рассказ об истории РГБ и Ивановского зала, который служит вступлением к истории картографии северных земель.

«Осталась структура этого зала. Это половина картинной галереи Румянцевского музея. Здесь было почти все собрание Александра Иванова, в том числе «Явление Христа народу», за исключением тех вещей, которые оставались в Эрмитаже, а потом перешли в Русский музей. Поэтому Ивановский. «Явление Мессии» висело до начала 30-х годов. Когда началось строительство нового комплекса библиотеки, половина картинной галереи была разрушена, а в оставшейся части находились хозяйственные помещения библиотеки. И вот только в декабре 2016 года мы открыли вот это новое выставочное пространство.

На экспозиции мы постарались показать, что такое был Румянцевский музей, немного воссоздать атмосферу. Идея этой выставки началась с двух вещей. Первая – это альбом фотографий, не публиковавшихся никогда. И на его основании мы сделали видеофильм, который показывает основные события и, главное, людей 1917 года. Фотография при таком увеличении дает то, что не дает кинохроника. Этот альбом пришел в библиотеку с одним из частных собраний. Судьба его непонятна. Такие вещи на протяжении многих лет на афишировались, потому что это не только про славу революции.

А вторая вещь – это плакат. «Верю, сотую встретим годовщину». Дожили, называется.

Еще есть три потрясающих документа, которые не наши. Они из ГАРФа. Это приказы об обстреле Кремля. И пачка фотографий из фонда отдела рукописей РГБ с изображением событий уже конца 1917 года с обстрелом Кремля, с боями.

Когда мы начали искать правильные слова об этих событиях, то эти слова были из «Красного колеса» А.И. Солженицына. В общем-то, лучше никто не написал о событиях в Москве начала 1917 года. И мы решили заодно показать и архив «Красного колеса», потому что к автору приходили реальные документы, приходили реальные фотографии, он делал выписки. И, наконец, ужасно интересно, как это все выглядит, как он все это сортировал. Кстати его родители познакомились в 1917 году около Ваганьковского холма.

А на предстоящей выставке будут самые разные карты. Будут очень большие. Например, сейчас дизайнер предлагает ход, когда мы будем смотреть со второго этажа на карту, которая будет на подиуме на первом этаже. Это громадная карта. Будут карты на стенах, большие и маленькие. И выставочное пространство будет выглядеть совершенно иначе. Здесь многое поменяется. Поменяется колорит. В общем, мы попадем на Север».

На специальных мультимедийных экранах можно полистать те документы, газеты, журналы, которые тут же на экспозиции представлены, но зрителю видна только какая-то одна страница. Совершенно пронзительные фотографии из альбома, о котором рассказывала Наталья Юрьевна Самойленко, заместитель директора РГБ. Выставка очень интересная, и, по возможности, постарайтесь на ней побывать.

После исторического вступления мы перейдем уже непосредственно к картам. Это будет в нашем следующем выпуске.

navigate_before
navigate_next

Источник: http://www.grad-petrov.ru/broadcast/pokazat-lyudej-1917-goda/

 

Радио «Град Петров» — «Карта интересна в деталях». Эфир от 23 августа 2017 года. Выпуск 30

Переходим к следующей теме северного проекта – к картам земель российского Севера, которые будут представлены в Ивановском зале РГБ с 12 октября. О том, как готовится выставка, что на ней будет представлено, рассказывает заведующая отделом картографических изданий РГБ Людмила Николаевна Зинчук.

«Карты довольно тяжелый материал для экспозиции, потому что карту нужно разглядеть близко. Особенно старинные карты, их хочется разглядеть, рассмотреть какие-то детали. И, потом, это же не просто изображение, это не фон и не обои. Карта интересна в деталях. На старинных картах или что-то очень вычурное – картуши различные, рисунки, или эти карты бледненькие, но информативные, и, опять же, надо рассматривать. Так что большая проблема.

Конечно, у нас в Ивановском зале десять мультимедийных экранов, и, естественно, весь материал, который мы представим, оцифрован, и это даст возможность подойти, пролистать или увеличить что-то. Но все равно концепция экспозиций Ивановского зала предполагает, что там будут демонстрироваться подлинники. Так что и сами карты покажем.

Как вы знаете, сама идея возникла у «НорНикеля», и эта идея – демонстрировать карты в Ивановском зале – очень хороша. Пространство большое, просторное, и если хорошо все сделать, карты будут смотреться там очень выигрышно. Арктика сейчас очень модный бренд. Все кто может или имеет какое-то отношение к этому, пишут об Арктике. Об Арктике пишут много.

Существует созданный в 1984 году несколькими академическими институтами «Атлас Арктики». Это настоящий, комплексный, научный атлас. И он у нас будет представлен в одном из разделов, который будет касаться современных материалов об Арктике.

Выставка будет называться так: «Карты земель российского севера. Реальность и мифы». Конечно, сам материал по Арктике огромен. Показать все невозможно. Поэтому мы книги берем по минимуму. Задача – показать карты. Часть карт будет представлена из собрания Публичной библиотеки. Самая старая часть любезно предоставлена из частного собрания коллекционера Андрея Кусакина.

Будет шесть разделов: начиная с самых первых карт, изображающих Арктику, и до современного периода. Мы покажем и общие карты государства. Конечно, общие карты тут не при чем, но мы все-таки решили, что самые значимые, самые красивые карты мы покажем. Это будет отдельный раздел. Первая карта Российской империи появилась в 1734 году, и, конечно же, невозможно ее не показать. Потому что, когда смотришь на эту карту, то там видно кусочек Арктики, и это практически наша территория».

Рассказывая о картах, нельзя не коснуться истории картографии. Об этом мы поговорим в продолжении беседы с заведующей отделом картографических изданий РГБ Людмилой Николаевной Зинчук.

 

Радио «Град Петров» — “Карты земель российского Севера. Реальность и мифы”​. Эфир от 30 августа 2017 года. Выпуск 31

 

«Карты земель Российского Севера. Реальность и мифы» — так называется вторая выставка проекта «Освоение Севера. Тысяча лет успеха». Проекта, который задуман и реализуется российской горно-металлургической компанией «НорНикель».

Во второй части беседы с Людмилой Николаевной Зинчук, заведующей отделом картографических изданий РГБ, речь пойдет об истории картографии: как и когда появилось землеописание, как и когда появились карты.

«В Средневековье, а потом и в 16-17 веке у нас в стране были распространены географические описания, описи, досмотры, которые сопровождались рукописными чертежами. Все они хранились в разрядах. К сожалению, сохранилось очень немного – все эти бесконечные пожары, революции.

Что характерно для русской картографии, то она всегда была государственной. Все карты, чертежи были государственными документами. Ну вот например, Иван Грозный издал указ «землю российскую описать и прилежно на бумаге изложить». Все это было сделано, и все это хранилось в разрядах. Если служилые люди или купец отправлялись в досмотры или еще зачем-то, у них было непременно предписание написать отписку (отчет) и приложить к отписке чертеж. Их подклеивали в свитки и накручивали. Где-то в начале двадцатого века эти свитки разрезали, и правильно сделали, что разрезали, их хотя бы читать можно было. Но ведь очень многое не сохранилось! Практически все башни Кремля, башни Китай-города, они были набиты документами, которые неизвестно кто куда вывез. Очень богатые архивы с нашими документам есть в Швеции, в Финляндии, во Франции. Конечно, иностранцы, находясь в любой стране, всегда в первую очередь старались приобрести карты. Это для любой страны характерно. Но вот есть интересные воспоминания о том, как в Москве в 17 веке было трудно достать эти чертежи, вынести из приказа, разряда хотя бы на одну ночь, потому что дьяки боялись давать эти чертежи. За это полагалась смертная казнь. Ну и потом, то одна война, то другая война… До нашего времени дошло, конечно, очень мало.

А вот европейская практика — это уже совсем другое дело. У них сразу была коммерческая картография. Конечно, у них были рукописные чертежи и разные другие изображения, но когда в 16 веке появился такой гигант как Герард Меркатор, когда появилась знаменитая фламандская картография, когда Гуттенберг изобрел печатный станок, то поняли, что карты печатать очень выгодно. И уже в 16 веке наличие в доме карты стало показателем достатка. Вспомните картины Вермеера. У него то ли четырнадцать, то ли шестнадцать картин сохранилось до нашего времени, и на шести из них фоном — карта! То есть он рисовал очень богатых, зажиточных людей. И даже на каких-то картинах можно вычислить, что там изображена за карта, какого она года. Но это было очень дорого. И мастера, которые составляли карты, они входили в одну гильдию с художниками. Представляете, вот эти картографы входили в одну гильдию с Вермеером.

Вермеер. Аллегория живописи
Вермеер. Астроном

Но вообще картография появилась еще при Птолемее. Это второй век нашей эры. Собственно, он заложил основы – координаты, придумал таблицы для изображения разных частей известной тогда земли…».

Поразительно, как много вещей обыденных и привычных для нас сегодня было доступно небольшому кругу состоятельных людей в Средневековье. Вот и карты относятся к таким вещам. А в программе «Время Эрмитажа» мы рассказывали о часах как о предмете роскоши. Теперь же доступность карт нами ценится мало, мы все больше доверяем навигаторм, которые нередко ошибаются. А ведь умение читать карты — не только увлекательное занятие, но и весьма познавательное, к тому же, имеет практическое значение – вдруг у навигатора сядут батарейки.

Продолжение беседы об истории картографии с Людмилой Николаевной Зинчук слушайте в следующем выпуске информационного обозрения «Русский Север».